FRPG «Illusions of Olm»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG «Illusions of Olm» » Flashback & flashforward » Новый мир - новые правила


Новый мир - новые правила

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

http://s8.uploads.ru/t/Xa1n7.jpg
С момента появления порталов между двумя мирами прошло чуть больше года, и вот, ранним весенним днем мир Иллюзий и мир Игры слились воедино. Что же будет теперь с обитателями обоих миров? Куда пропал лидер гильдии "Пламя Джарр"? Какие опасности поджидают двух охотников за приключениями на их нелегком пути? Кто станет повелителем Башни? Ответы на вопросы, а также много захватывающих приключений ждут вас! Не пропустите, скоро во всех кинотеатрах!
Главные роли сыграли воин-жрец Лика и рыцарь Арквальд.

Отредактировано Lika (30.03.14 16:13:36)

0

2

Лика открыла глаза в твердой уверенности, что что-то изменилось. В открытое окно задувал приятный весенний ветерок, шевеля легкие шторы, по небу быстро бежали облака, с улицы слышался привычный говор, кто-то спорил, торговался, кто-то на площади вещал о новом подвиге, на который просто обязаны пойти все герои. Вроде бы, все как обычно, но… все-таки чего-то привычного не хватает – того, с чем она сживалась последний год с небольшим, например, с зеленым числом «13» на самом краю поля зрения. И как только эта неясная догадка оформилась в осмысленную мысль, дыхание перехватило, девушка кубарем скатилась с кровати и дрожащей рукой провела в воздухе сверху вниз возле лица, вызывая игровое меню. Прошла минута, еще одна… и только сейчас она осознала, что затаила дыхание в ожидании неизбежного, но самый большой страх не воплотился в жизнь – привычное меню без опции «выход» не возникло, молчала и система, обычно донимающая своими сообщениями. А это значило только одно: два мира, медленно, но упорно притягивающиеся друг к другу, наконец-то слились воедино – старый, настоящий, находящийся на грани смерти от истощения, поглотил мир Игры, дополнил себя новыми жителями, стер все следы виртуальной реальности и воплотил мечты некоторых фанатиков в жизнь, став новым домом для земных людей. А еще вернул горе-исследователей домой, отменил их гордое звание ошибок системы, снова подарил возможность использовать свои силы как подобает, а не подстраиваясь под прихоти и правила игровой системы. В какой-то момент жрец даже плакала от счастья, тут же вытирая слезы ладонями и улыбаясь чистой радостной улыбкой – она дома, наконец-то, спустя столь времени, она дома!

- Эй, Джи, узнаешь меня? – птица засунула любопытный нос в дверь лавки и радостно улыбнулась, помахав продавцу рукой и тут же проскальзывая в узкую щель между дверью и косяком. Старик, выглянувший из-за прилавка, просветлел и тут же обнял воина, приговаривая, что уже даже успел по ней соскучиться, похлопал по спине и закрыл лавку со словами «нам столько всего обсудить надо!». – Я так рада! Соскучилась уже по тебе, - с этими словами оба удалились в подсобку, где остро и приятно пахло травами, уселись там на колченогие табуретки, чтобы за чашечкой травяного настоя обсудить все произошедшее в Раджагни за последний год – оказалось, ужасно много перемен случилось, пока каффири прохлаждалась в игровой реальности чужого мира. Из самого обыденного – три смены правящей верхушки почти подряд, из самого заурядного – пропажа лидера «Пламени Джарр», что не на шутку взволновало всю столицу, да и не только ее. Члены гильдии на ушах стоят уже второй месяц, прочесали весь континент, но обожаемого лидера так и не нашли, но пока что за помощью обращаться не желают то ли из своих соображений, то ли из-за обычной гордости. По недолгому размышлению Лика деловито кивнула и, скупив несколько обожаемых мазей и бинты, отправилась в резиденцию гильдии выяснять, что стряслось с человеком, которого она уже когда-то спасала. Пришлось, правда, поругаться со стражей, погрозить им ритуальным клинком и сказать волшебный пароль – имя лидера, чтобы ее пропустили к заместителю поговорить. – Придурки одни здесь сидят, теоретики недоделанные! – беседа практически ничего не дала кроме того, что «Пламя» обыскало действительно все закоулки континента, а к наемникам и в царство Света пока соваться не желает. – Ладно, отправлюсь пока в Шаймэ, авось что откопаю.

Интересно было наблюдать за бывшими игроками Олма, паникующими и пытающимися найти игровое меню, разобраться, как устроен теперь мир, и наивно полагающими, что все приключившееся – просто баг, который скоро устранят, и выпустят наконец-то соскучившихся по реальности людей. Сама птица прекрасно знала, что ожидает этих веселых любителей игр, но предпочитала помалкивать, весело улыбаясь и ехидно щурясь, но вот кое-что не давало ей покоя – что приключилось с теми немногими ребятами, которых она знала относительно хорошо и уже успела сблизиться во время пребывания в Игре. Пожалуй, их стоило найти и все рассказать, чтобы случайно не напоролись на какую-нибудь неприятность или, упаси небо, смерть, пусть такие мысли и были неподобающими для служителя культа Бога войны.
«Только подумаешь, а все уже сбывается. Неужели проделки Бога? - в первую секунду, признаться, воин обмерла, не в силах пошевелиться, а перья на теле стали дыбом и взъерошились, превратив воинственную девушку в разноцветный пушистый комок, но потом она опомнилась и, криво улыбнувшись, побежала вперед, набирая скорость и на ходу вытаскивая клинок из ножен. Стоило только провести по его лезвию ладонью, как гравировка ожила, наполняясь чистым белым светом, раскаляясь и превращая меч в смертельно опасное оружие. А потом прыгнула и одним отточенным движением рассекла монстру, уже изготовившемуся прыгнуть на человека, шею, приземляясь на траву вместе с лишенной опоры головой и грузным телом. Когти сжались, вырывая траву с корнями и проделывая в земле глубокие борозды, пришлось сжать челюсти, чтобы удержаться от гневного окрика, и только резко вогнать ритуальный клинок в ножны. Это же надо быть настолько беспечным, чтобы позволить врагу приблизиться к себе настолько близко, да еще и попытаться пропустить смертельно опасный удар! – И он еще называет себя рыцарем?!»
- АРКВАЛЬД!!! – вопль вышел знатный, даже птицы с ближайших деревьев сорвались и с криками улетели прочь. – Ты что удумал?! Помереть захотелось?! – жрец в один прыжок преодолела расстояние, разделявшее ее с мужчиной, стянула с него шлем и влепила громкую пощечину. Нельзя быть настолько легкомысленным! – Ты хоть знаешь, почему пропало игровое меню?! А подозреваешь, что теперь шкалы здоровья нет не просто так?! И тебе в голову приходила шальная мысль, что теперь ты НЕ СМОЖЕШЬ воскреснуть?! – голос постепенно стихал, каффири успокаивалась, прикрыв красные, под цвет волос, глаза и глубоко вдыхая. Она еще, пожалуй, себя никогда так раньше не вела – переволновалась, не иначе. – Я тебе кое-что расскажу, месье беспечный рыцарь, изволь слушать очень внимательно и воспринять все всерьез – отныне и навсегда от этого зависит твоя единственная жизнь, - и снова привычно доброжелательно улыбнулась, опускаясь под ближайшее дерево и похлопав по земле рядом с собой. – Теория множественности миров не врет – во Вселенной их намного больше, чем один, и так вышло, что Олм каким-то образом был полностью скопирован с настоящего, реально существующего мира Иллюзий. Только вот настоящий мир изжил себя и погибал, но кое-какие события запустили скрытый механизм, притянувший оба мира – настоящий и игровой – друг к другу, после чего началось слияние. Ты это уже заметил, когда обнаружил пропажу кнопки «выход», начались ошибки системы, другие странности… А сегодня оба мира наконец-то слились, причем мир Иллюзий поглотил придуманный твоими соотечественниками игровой мир, а все запертые в нем персонажи стали реальными живыми людьми. Игры кончились, Арк, теперь у тебя всего одна жизнь, нет возможности лечиться зельями за пару минут и выучивать новые умения посредством свитков и пары слов. К тому же, теперь тебе придется учиться пользоваться своими умениями не посредством голосовых команд системе, а внутренне, мысленно. Вот примерно так, - вытащила меч и снова провела над лезвием кончиками пальцев, заставляя гравировку разгораться все ярче. – Я сейчас кое-кого ищу на вашем континенте, так что, если хочешь, можешь пока пойти со мной – я помогу обучиться новой жизни, пока что подстрахую, чтобы не лез на горячую голову в опасные драки. Как ты на это смотришь?
«Я ему не нянька, но почему-то мне не безразлична его жизнь. Старею, наверное…»

Отредактировано Lika (30.03.14 17:57:07)

+2

3

Получив пощёчину Арквальд задумался, а дальнейшая история Лики заставила его задуматься еще сильнее. Рыцарское чутье подсказало, что сейчас будет очень долгая и сложная история, поэтому Стоунхед не глядя нащупал в рюкзаке баранью ногу и стал её жевать, слушая длинные объяснения о какой-то множественности миров и каких-то Иллюзиях.
- Так! - воскликнул он, когда Лика закончила - Я не воспринимаю такие сложные материи без брони на голове. - Арквальд подошел к дереву и отобрал свой шлем, после чего напялил его на голову и повернул забралом на затылок.
- .....
- .....
- .....
- .....

- Зараза, я не могу ставить свои смайлики!!! - Стоунхед вскочил и погрозил кулаку небом - Слушай мир, я не знаю какие у тебя были причины или основания! Но ты совершил одну большую ошибку! - палец грозно упёрся в безразличные небеса - Твоя самая большая ошибка - ты перешел дорогу мне!!! А знаешь что я тебе скажу! Обломись! Мне плевать, что я не могу выйти из игры! Мой маркетинговый отдел настолько офигенный, что они знают мои планы на два года вперёд! Мне плевать, что я не выпью молочного коктейля в двенадцать и не съем курицы с ананасами по-китайски! Но ты посмел забрать у меня мои смайлики! И теперь тебе не будет никакой пощады, я найду тебя и утоплю в мелком болоте, потом я достану тебя, порублю на мелкие кусочки и снова закопаю, а потом станцую на твоей могиле и спою "Занкоку но Тенши, но Йоуни"!
Закончив свою грозную тираду, Арквальд снял шлем и сел рядом с Ликой, отложив меч в сторону
- Я-то думал, куда делись все мои иконки и панельки.
Стоунхед инстинктивно потянулся за списком друзей, чтобы посмотреть сколько его подчинённых застряли в игре, но вспомнил что это бесползено.
Всё время их соревнование с Джоном продолжало развиваться, и в итоге в него оказались вовлечены даже их подчинённые, которые желали утереть нос друг другу и решить все вопросы внутри Иллюзий Олма. По счастью сейчас большинство трудилось во внешнем мире, но Стоунхед предполагал, что человек 10-15 тут точно застряли. По счастью у Джона и его подчинённых сегодня был выезд куда-то на тренинги, поэтому за них можно было не беспокоиться.
- Кстати, Лика ты не очень напугана произошедшим. Разве тебя не смущает возможность остаться здесь навсегда? - Арквальд вопросительно поднял бровь и достал из рюкзака еще одну баранью ногу.

+2

4

Лика смотрела на спасенного рыцаря, который сейчас принял гордую позу и, тыкая пальцем в небо, с перевернутым шлемом, ничего не видя, глухо вещал что-то о том, как он будет нагибать этот несчастный мир, и буквально слышала, как мир ехидно смеется, вторя ее собственному смеху. Или это было всего лишь эхо? Хотя вот первый вариант был гораздо веселее, так что девушка решила остановиться на нем. Если честно, общение с Арком всегда добавляло пару десятков лет к бурной жизни жреца Бога войны, а сегодняшняя ситуация вообще грозилась сделать ее существование вечным – так радостно птица еще никогда не смеялась, аж слезы на глазах выступили. В общем, не пожалела, что спасла этого субъекта – хотя бы для того, чтобы послушать угрозы миру и полюбоваться на преисполненную торжественности позу. Поэтому, когда мужчина уселся рядом с ней, тут же потрепала по волосам, мазнув по носу перьями и тихо задорно хихикнув. Ну не переставала она умиляться столь наивному и безалаберному взгляду на жизнь сего человека, и рука никогда бы не поднялась его убить, даже если бы произошло второе явление ее обожаемого Бога, который бы лично велел оборвать жизнь рыцаря. И вот как теперь можно его бросить, скажите на милость? Оставить на волю судьбе, чтобы он опять в какую-нибудь гадость вляпался? Нет, увольте!
- Не-а, вообще-то я родилась и всю жизнь прожила в этом мире, он для меня родной, - спокойно пожала плечами и закинула руки за голову, жмурясь на просвечивающее сквозь листву солнце, зевнула и покосилась на то, как Арквальд активно поглощает мясо, вздохнула. – Кстати, ты ведь понимаешь, что теперь мясо не будет выпадать из животных, а разные плюшки – из убитых монстров? – ехидно улыбнулась и заинтересованно покосилась на своего горе-собеседника, потом легко поднялась, спрятала меч в ножны (оказалось, она все еще по привычке держит его в руке – успокаивает кожаная рукоять любимого оружия, что поделаешь). – Смотри: ты потерял смайлики, - пауза и тихий смешок, - хотя они были милые, признаю. Дальше. Ты потерял все свои лечебные зелья, и теперь ты не сможешь лечиться, разве что по старинке, мазью и бинтами – заживает за сутки-двое, гарантия сто процентов! – кивнула довольно, проведя рекламную кампанию. – Еще ты вынужден будешь зарабатывать деньги, нанимаясь работать, ну и, конечно же, опыт у тебя копиться тоже не будет просто так – ты будешь долго и изнурительно учиться, - подошла к сидящему под деревом мужчине, присела перед ним на корточки, заинтересованно вглядываясь в глаза и жизнерадостно улыбаясь. – Привыкай, мой доблестный рыцарь! – и похлопала его по плечу, засмеявшись.
«Тема сменена успешно, теперь-то он точно не будет допытываться о моем происхождении!» - почему каффири так не любила поднимать вопрос о себе, она уже и сама забыла, только резкая антипатия к подобным темам и осталась. А еще ее забавляло, что даже опытные информаторы терялись, когда дело доходило до задачи добыть данные о воине-жреце Лике – никто понятия не имел, с чего начинать, ведь даже родную деревушку девушки, она специально ездила удостовериться, сравняли с землей ровно через два месяца после ее оттуда изгнания. Можно сказать, повезло тогда птичке – отделалась легким испугом, да еще и серьезную цель в жизни нашла.
- Упс, чуть не забыла, - подалась вперед и запечатлела на лбу Арка поцелуй. – Ты под защитой Бога войны! – на пару секунд даже посерьезнела, но потом снова улыбнулась. – Считай это своим самым сильным охранным амулетом. А теперь пошли, нечего тут сидеть – скоро на запах дохлятины куча живности похуже сбежится, а мне с ними драться очень не хочется, особенно учитывая твою неспособность использовать банальные усиления, хотя бы, - скривилась и тяжко вздохнула, вставая и оправляя накидку. – Нам в ту сторону, - и кивнула головой в ту часть леса, где деревья начинали вытягиваться ввысь, а единственная тропинка заросла колючим кустарником каффири до пояса.
«Эх, перья растреплются, опять придется в порядок потом приводить», - встряхнулась и, натянула поглубже капюшон, чтобы хоть волосы оградить от печальной участи, решительно двинулась в указанную чуть ранее сторону.

+2

5

- Родилась и прожила в этом мире? Что за чепуха, наверняка такой же игрок как и я! - беспечно пожал плечами Арквальд и закинув меч за плечо отправился догонять Лику. - Не знаю что она имела ввиду под поцелуем как благословением, и понятия не имею что такое бог войны. Наверняка это какая-нибудь местная шутка, которая мне еще не попадалась. - Стоунхед задумчиво потрогал лоб, но дальнейшего повода для размышлений не нашел.
Игровой мир без окружающих менюшек и привычной кнопки выхода становился немного неуютным и начинал внушать некий трепет. Впрочем самодовольная и эгоистичная натура позволяла Арквальду отметать подобные мысли, оставляя их на границе сознания.
- Хм, но раз зелья не действуют, то у меня остаётся еще один козырь. - Арквальд наконец догнал свою компаньонку - Ну-ка, проверим.
- Лика, подожди! - Стоунхед стащил перчатку вниз и прицелившись сделал аккуратный надрез на руке. Оказалось гораздо больнее чем раньше, то-то ему казалось что доспехи плоховато гасят удар. Из раны выступила кровь и красненьким ручейком побежала вниз.
- Ну, давай! - Арквальд убрал меч за спину и вперился в рану. - Давай, зараза!
Вдруг рыцарь почувствовал нарастающее биение в груди и поток крови усилился, а затем края раны медленно поползли навстречу друг-другу, наконец они соединились образовав шрам, который постепенно побледнел и наконец исчез.
Арквальд облегчённо вздохнул - он понятия не имел как пользоваться своими способностями, но пассивная регенерация работала, пусть и не следовало уповать на неё при сильных ранениях.
- Напомни куда мы направляемся? - Стоунхед натянул перчатку и снова догнал Лику.

+2

6

Птица деловито пробиралась сквозь кустарник, втянув голову в плечи и придерживая рукава накидки, под которыми предварительно спрятала перья, чтобы часть из них не подарить колючкам, поэтому на просьбу подождать только раздраженно дернула плечом, но все-таки повернулась посмотреть, что так ее спутник удумал, и тут же раскрыла рот, обомлев от увиденного. Даже слов не хватило, чтобы выразить все обуревавшие Лику чувства – это же надо быть настолько легкомысленным, чтобы использовать возможности своего организма просто чтобы проверить! Немедленно захотелось стукнуть рыцаря по голове, авось поумнеет хоть немного, но девушка вспомнила, что уже несколько лет учится выдержке, глубоко вдохнула, выдохнула и, круто развернувшись, быстро пошла вперед, стараясь поскорее выбраться из зарослей, чтобы нормально объяснить Арку, чем чреваты подобные проверки.
- Идем искать человека, который мне должен, как земля солнцу, - остановилась, с удовольствием отметив, что парочка оказалась на поляне, а чуть подальше впереди уже шумел водопад – значит, то место, которое она видела года три назад, действительно находится в этом лесу, и жрец не ошиблась, именно сюда направившись в первую очередь. – Кстати, месье рыцарь, сними шлем, ну очень надо, - дождалась, пока мужчина выполнит просьбу, и резко ударила ладонью по лбу незадачливого спутника. – Это за бездумные «пробы», - потерла ладонь, которую, кажется, отбила об лоб ходячего несчастья. – А теперь слушай, - одновременно скинула с плеча походный рюкзак и порылась в нем, извлекая на свет нечто, похожее на хлеб, но остро пахнущее травами и еще чем-то – не отталкивающе, но и не вызывая обильное слюноотделение. – На, съешь, а то неизвестно, когда еще доведется нормально перекусить, а не только, кхм, бараньими ногами, - осмотрелась, снова закидывая вещмешок на плечо и направляясь в ранее заданном направлении. – И послушай вот еще что, причем не так, как в прошлый раз. Заруби себе на носу, месье рыцарь: нельзя использовать регенерацию часто. Это самое главное, если остальные мои слова тебе понять не посчастливится. Не наступи на этот холмик! – осторожно переступила через гору листьев и травы, прикрывающую дыру в земле – логово одной очень неприятной зверушки, сталкиваться с которой себе дороже, к тому же, с голодной или разбуженной, а в эту пору года подобные твари как раз только-только пробуждаются. – В общем, ресурсы твоего тела ограничены – тебе постоянно нужно восполнять их сном и едой. А на ускоренное заживление раны тратится вчетверо больше энергии, чем на обычное существование, скажу больше: даже во время изнурительного боя ты тратишь меньше сил, чем во время ускоренного заживления незначительного пореза. И тебе потом необходимо, повторяю, необходимо восполнить потраченную энергию, чтобы не свалиться от истощения, - отвела от лица ветку и залюбовалась открывшимся видом: впереди шумела река, бурлила, переваливаясь через отвесную скальную породу, и создавала никогда не пропадающую маленькую радугу. – У меня того, что я тебе сейчас дала, не так уж и много, потому что стоит огромных денег, зато действенная штука. Ты ешь-ешь, не отравишься, зато почувствуешь прилив сил, - вышла к реке и присела, обмакивая в воду ладонь и улыбаясь. – Как же я по тебе скучала, милый, - украдкой смахнула выступившие слезы и поднялась, приглаживая мокрой рукой растрепанные волосы – капюшон все-таки спал с головы в самый ответственный момент, а золотой хохолок она сегодня не одевала, поэтому можно было заметить, что не только кончики волос окрашены в красный, но еще и аккуратный овал на макушке. – Нам на другую сторону перебраться надо… - запнулась. – Арк, скажи, у меня за спиной сейчас огромный такой змей возвышается? Да? Мне лучше не оборачиваться, чтобы проверить? – но даже сейчас улыбаться не перестала, задорно так, с азартом.

0

7

- Она странная, ведёт себя так, будто моя мама. - думал Арквальд, разжевывая странную траву - Вот интересно, если меня разрежет пополам, то какая половина будет отрастать обратно? Сколько там у меня было процентов в секунду...
Вдруг солнечный свет что-то загородило и окружающий свет померк.
- Мне кажется на небе появились тучки... - безмятежно констатировал Арквальд оказавшись в тени чего-то. Подняв голову Стоунхед увидел высокую чешуйчатую колонну возвышавшуюся прямо за птичкой. Змей возвышался по крайней мере на десять метров. Его стреловидная голова наклонилась вперёд и два янтарных глаза недобро вперились в птичку. - А, ничего страшного, это змей. - сказал Стоунхед приблизившись и положив Лике руку на плечо зашептал на ухо девушке
- Просто притворись что ты дерево и повторяй про себя "Я дерево.." "Я дерево..." "Я дерево.." Поняла?
Давай, на счёт три. Я дерево... Я дерево... Я дерево... Я дерево... Которое заметил большой кровожданый речной змей, ох как это плохо, Лика теперь ты не дерево ты камень, который сейчас будет убегать.

Арквальд толкнул Лику в сторону, а сам отпрыгнул назад. Прямо туда где они стояли мгновением ранее с размаху плюхнулся блестящий чешуей хвост.
- Cleave Slam! - Арквальд вытащил свой меч, и привычно выкрикнул название умения, ожидая момента, когда тело само раскрутиться волчком оглушая всех врагов находящимся рядом. Но ничего не произошло. - Cleave Slam! - нетерпеливо выкрикнул Стоунхед второй раз, посчитав произошедшее за банальную осечку. Снова ничего не произошло, но вот змей похоже начал готовиться к броску.
- Эй, я даже не могу его оглушить. что за ерунда! - громко возмутился Арквальд - А точно, активки не работают. Ладно, будем по старинке. - рыцарь перехватил меч, готовясь просто пошинковать противника в капусту без излишних телодвижений. - Лика, куда там бить?!

+1

8

В сознании Лики уже успел созреть коварный план, исходя из которого, можно было приступать к обучению рыцаря прямо сейчас – вот, даже живая мишень образовалась, злобная и, по всему видно, голодная – идеальный вариант! Птичка даже заулыбалась от подобных мыслей, кивая в ответ на слова собеседника и думая совершенно о другом, например, о том, как бы попроще и покороче объяснить то, что она сама знала с самого рождения. Вот, положим, жрецу было ужасно сложно свыкнуться с тем, что необходимо выкрикивать совершенно непонятное название техники, которое совершенно не соответствует реальности, зато каким-то образом «активирует» необходимое умение. О том, чтобы представить технику, не шло и речи – естественно, ведь системе нужен какой-то толчок, чтобы включить умение в нужный момент. Но вот как же объяснить Арку, что он не должен орать бессмысленное название техники, а просто…
- Да что ты распинаешься-то? – девушка уже успела примоститься под деревцем, в тенечке, чуть заметно прищуриться и ободряюще покивать, мол, да, молодец, продолжай в том же духе, и у тебя все получится. – Просто… представь, что ты обычно делаешь после того, как выкрикнешь название техники, - на всякий случай сжала рукоять меча, нахмурившись и качнув головой – змей разбушевался не на шутку, негодуя из-за того, что добыча оказалась слишком верткой и несговорчивой. – А если не получится, бей в жабры, - идеальный совет, если бы не одно «но» - неосведомленный человек, а именно игрок Олма, никогда не бывавший в истинном мире, с которого мир Игры и был срисован, не знает о том, что жабры у местного обитателя рек находятся… на хвосте, возле самого плавника. Осознание этого пришло слишком поздно, но поправляться и добавлять что-либо горе-учитель посчитала ненужным, правда… - О небо, да бей же ты уже в хвост, отруби его к чертям, и змей не сможет дышать!
«Ну конечно, ведь все привыкли, что у них в запасе пара сотен жизней, а не всего одна-единственная, становящаяся из-за этого бесценной!»
- Эй! А ты долго будешь пытаться рисковать собой ради более удобного удара?! – каффири вскочила со своего места, оголяя клинок и подходя как можно ближе к рыцарю, которого речная тварь успела незаметно взять в кольцо, и теперь ей осталось только сжать его, чтобы лишить мужчину возможности двигаться. – Руби, пока не поздно! – взмах меча, и часть нижней челюсти недоброжелательного хищника полетела на траву.

Почему-то кровью монстра забрызгалась только воин – конечно же, с доспехов рыцаря все очень легко стекает само, а белая тканевая накидка немедленно впитывает в себя всю жидкость, чуть ли не радуясь возможности испачкаться. Вот и сейчас Лика, скривившись, осматривала вымазанный в крови рукав, решая, снять балахон и выстирать его нормально, или пытаться изгаляться и не устраивать благодарной публике бесплатный стриптиз. Попытка избавить себя от переодеваний не увенчалась особым успехом, поэтому пришлось все же продемонстрировать спутнику спину с пробивающимися кое-где перьями, такие же руки и расписанный разноцветными красками топ, скрывающий все самое интересное (к счастью ли, к разочарованию ли…). Признаться, когда птичка раздевалась, то выглядела… еще более экстравагантно, чем в накидке слуги культа Бога войны, но что поделаешь.
- Слушай, попробуй активировать хоть какую-нибудь свою способность. Хочу посмотреть, понял ли ты мой совет правильно, - повернулась к Арквальду лицом, выжимая накидку и отряхивая перья от воды.
«Ну вот почему, стоит только повернуться к воде спиной, как оттуда вылезает какая-нибудь дрянь?!» - сладкий манящий голос сирен завладел рассудком, радостно воспользовавшимся такой сумятицей и… отпустившем память «погулять». В итоге, когда каффири поворачивалась к реке, где в быстром течении плескались представительницы еще одного вида водной живности, она уже ничего не помнила – то есть, совершенно. И осталось только горькое неприятное ощущение, что чего-то не хватает, да еще неумолимое желание прийти в объятия к столько очаровательным девушкам-сиренам. И плевать, в общем-то, что поток слишком сильный, и стоит только войти в воду, как тебя тут же снесет вниз с отвесной скалы, в буруны под водопадом, а там уже – верная смерть.

Отредактировано Lika (01.04.14 10:52:05)

0

9

Остатки змея мирно колыхались в речной воде, окрашивая воду в зеленовато-коричневый цвет. Вокруг снова запели кузнечики и подул безмятежный ветерок.
- Знаешь, пожалуй у тебя возникают толковые мысли.
Арквальд пресным взглядом смерил Лику, которая уже сбросила с себя накидку - Броню сначала почищу. - сказал он направляясь к зарослям лопухов, намереваясь сначала надраить доспехи и только потом практиковаться в умениях.
Девичьи дела не вызывали у Арквальда какой-либо жуткой лихорадки, кровотечений из носа или потери рассудка, он относился к ним также как к солнцу встающему из-за горизонта. Ведь глядя на него ты не начинаешь краснеть, так зачем краснеть если из-за горизонта вместо солнца появилось женское нижнее бельё?
- Незачем~ - закончил мысленный диалог Арквальд, натирая свой наплечник мягким лопухом.
- Хм, а это еще что? - рыцарь всмотрелся в наплечник и увидел Лику, которая вдруг повернулась и медленно пошла к середине реки.
- Эй, ты куда?! - Арквальд развернулся и в этот момент, птичка поскользнулась и упала прямо в бурный поток, который изгибаясь по лощине срывался водопадом вниз. - Отлично, даже доспехи не дают почистить...
Стоунхед инстинктивно побежал наперерез к водопаду, на ходу прикидывая варианты.
- Прыгать в реку в тяжелых доспехах... Нет, не вариант, только потеряю скорость.
- Построить плот и на нём догнать её... Нет, слишком долго.

Водопад был всё ближе и ближе и тут Арквальду пришла в голову гениальная мысль
- Точно! Я поймаю её своими цепями! Хотя стоп, я же не могу призвать их командой...
До обрыва оставались считанные мгновения.
- Представить. Представить. Представить!
Арквальд напрягся и представил чёрную пустоту, свои доспехи и знакомый свист, с которым цепи раньше вылетали из под них. Их цвет, форму колец и даже блики, которые на них бросали солнечные лучики.
- Была не была! - Стоунхед вытянул руку и крикнул сосредточившись на образе - Heaven Chains!

Водопад шумел поднимая тысячи брызг. Арквальд стоял упёршись в землю и стараясь удержать Лику, которую бешенное течение норовило утащить вниз. Сначала шаг одной ногой, потом другой и наконец компаньонка на берегу. Цепи со свистом втянулись обратно и исчезли. Стоунхед облегчённо вздохнул и набрав воды в свой шлем плеснул ей в лицо Лики -  Ну и что это было? Ты решила поплавать в горной речке?

+1

10

Сирены, живущие в реках, очень сильно не любят мужчин, и причин этой неприязни никто до сих пор не выяснил, зато женщин они обожают… особенно топить в мутной воде, когда истерзанное острыми подводными камнями тело всплывает в устье реки и расстраивает поселян: еще один труп хоронить, и уже невозможно опознать, чей. Мало кто спасался после того, как слышал песни прекрасных водных жительниц – как правило, просто не хватало времени спутникам сообразить, что к чему, да и неохота топиться самим ради спасения чьей-то, уже загубленной, жизни, а сами жертвы слишком увлечены песней, чтобы осознать всю жестокую нелепость ситуации. Вот ты делаешь шаг по берегу, твердому, родному, а потом тебя дергает вперед, жадно втягивая в водоворот несущейся с бешеной скоростью воды, бросает на камни, обгладывает и брезгливо спихивает вниз, с отвесного склона, вместе с огромными пластами воды, придавливающей полуживое тело, топящей, выбивающей из легких последние остатки воздуха. Это воспоминание было первым и грозилось стать последним в жизни птицы, привычно потерявшей память о своей личности – даже об имени, о возрасте и предназначении. Но вдруг что-то обвилось вокруг пояса и резко потянуло назад, к спасительному берегу, согревая через насквозь промокшие перья и прилипшую к телу, только что надетую накидку. А в следующее мгновение в глазах потемнело, и она отключилась, успев только судорожно вдохнуть, но тут же пришла в себя, закашлявшись и отплевывая воду, которую успела хватануть раскрытым ртом в тот момент, когда ее плеснули девушке в лицо. Все тело нестерпимо болело, в сознании противно звенела абсолютная пустота, а перед глазами медленно, неохотно проступали очертания склонившегося перед ней человека. Кто он – воин не помнила, только смутное чувство узнавания не давало напрямую сообщить доброжелателю, что она его совершенно не знает.
- За меня решили, - качнула головой и наконец-то осмелилась посмотреть в сторону, где еще две минуты назад призывно смеялись и плескались сирены, скривилась, потирая окровавленный бок – все же не посчастливилось столкнуться с острой кромкой камня. – Сирены – девушки вредные, да еще и любят не мужчин, как их морские товарки, а женщин. Вот и заманивают, - медленно провела ладонью по мокрым перьям и растерянно улыбнулась. – Жалко выгляжу, да?
Язык слишком сложно было  ворочать во рту, возникшее недавно желание свернуться в комочек крепло и постепенно вытесняло все прочие мысли, если они вообще осмеливались родиться в голове. Руки дрожали от напряжения и остатков пережитого ужаса, а еще постепенно нехорошее ощущение оформлялось в мысль – если бы не этот мужчина в рыцарских доспехах, она бы умерла. Больше не было бы ее личности в этом мире, все, точка, а за гранью смерти уже ничего нет – не позволяла жрец себе думать, что где-то на небе существуют ангелы, которые с удовольствием проводят ее душу в небесные кущи, да и смутное подозрение не давало надеяться на подобную участь – не заслужила. Поэтому сперва надо было встать на подгибающихся ногах, выровняться, пытаясь не потерять равновесие, силой воли унять болящую до тошноты голову, зажмуриться, пережидая всполохи иск в темноте под закрытыми веками, и вспомнить, что человеку свойственно, вообще-то, дышать. Потом было два мучительно долгих, как две вечности, шага навстречу своему спасителю, после чего каффири смогла выдохнуть и обнять рыцаря за шею, прижимаясь щекой к холодящей кожу стали доспехов, закрывая глаза и наконец-то расслабляясь – да, она еще немножко поживет.
- Спасибо…
«Хоть я и не помню твоего имени так же, как и своего собственного, я буду обязана тебе жизнью, рыцарь. Спасибо тебе», - а потом кровопотеря и общая усталость наконец-то одержали верх, и девушка отключилась, продолжая стоять и обнимать своего спутника.

0

11

- Да, выглядишь так жалко, что тошно смотреть. - подумал Арквальд, глядя на птичку, прильнувшую к доспехам. Похоже всё приключившееся её окончательно доконало и она потеряла сознание.
- Терпеть не могу такой вид. - проворчал рыцарь, подхватывая невесомую птичку на руки и поворачиваясь к лесу. Конечно можно было сходить за сиренами, но возиться с ними наверняка пришлось бы долго, поэтому Арквальд здраво рассудил, что пока следует взять тайм-аут.
- Эй, склизкая мелюзга! Я бы запросто покрошил вас и пожарил, а потом завернул в роллы и переложил бы листами лопухов! Но сейчас я занят, так что считайте что вам повезло, речные грязевые комки!
- закончив речь, рыцарь бодро зашагал к лесу с видом победителя, который только что пощадил врага.
- Ей Богу, есть отличные доспехи, они бывают кожаные, бывают кольчужные, бывают пластинчатые, бывают просто крутые! Но они есть, нет мы будем носить накидки, так что даже какой-то мелкий ручеёк может стать угрозой для жизни. Что за бравада, чепуха! - ворчал Арквальд на ходу оглядываясь по сторонам.
Наконец рыцарь заприметил полянку, заросшую приятной невысокой травой. Будь у него на руках какой-нибудь Бах или Джон, Арквальд бы не церемонился и просто сбросил бы их на землю как мешки с орехами. Но оценивающие взглянув на Лику рыцарь пожал плечами и сделал скидку аккуратно опустив девушку на землю.
- И что теперь?
Камень стоявший рядом оказалася идеально подходящим для позы мыслителя
- Можно накрыть её несколькими слоями еловых веток, потом проложить травой и оставить так на два дня, целебные пары помогут заживлению ран и придадут бодрости. Та еще чушь~
- Можно построить осадную башню, запрячь в неё русалок и поехать в город. Отличный план, тьфу у меня нет менюшек и карты~
- А если построить катапульту и полететь наугад? Конечно можно, но если улететь не туда, то всё еще больше осложнится. Отметается~

Арквальд вдруг просветлел и хлопнул кулаком по ладони
- Это же очевидно! И как я сразу не догадался!
Рыцарь подошел к Лике, взял её сумку и порывшись в ней удовлетворённо извлёк на свет связку грубых бинтов. Затем оценивающе посмотрел на девушку и понял, что её одежда помешает перевязке.
- Тьфу, зараза... - Арквальд снял латные перчатки и занялся разминированием.
Через полчаса кропотливой работы птица была освобождена от лишних вещей и Арквальд грубовато, но на совесть обработал и перевязал её порезы. Затем закутал птичку в свой плащ, сложил её одежду в стопку рядом и отправился в лес с мечом наперевес. Вскоре из-за деревьев донеслось - Стук! Стук! Стук! Умри! На! Ха! Кийя! На! Как тебе! Получай! Гиперудар! Ха! На! На! На!
Наконец костёр был разложен, небольшой кабан постепенно доходил на вертеле а Лика продолжала лежать без чувств на примитивном помосте, завёрнутая в плащ Стоунхеда.
- Да, я крут! - подумал Арквальд наслаждаясь вечерним ветерком и провожая заходящее солнце - Скоро поем кабана и тогда всё будет прекрасно!

Отредактировано Arkwald Stonehead (02.04.14 20:47:17)

+1

12

Лучи закатного солнца мазнули по щеке, сместились на закрытые глаза, заставляя веки дрогнуть и сжаться сильнее, а девушку тихонько заворчать, совсем как недовольный щенок, и закутаться в теплую мягкую материю поплотнее. Было очень приятно так лежать, вдыхая чужой запах, утыкаясь в импровизированное одеяло носом и улыбаясь, поджав под себя ноги и чуть ли не свернувшись комочком – как и хотелось. Бок больше не болел, только неприятно пощипывал – так всегда было, когда на открытую рану наносили мазь, густую, темно-зеленую, с комочками, из-за чего казалось, что ты намазываешь на кожу нечто шершавое и обжигающе горячее. И пусть даже воспоминаний не было совершенно, в тишине леса, под нестройный птичий хор и шуршание листьев на ветру, очень приятно было думать. О цели похода – куда же ее приведет ее упорство, что же она должна сделать? Возможно, кого-то найти и убить, а может быть, наоборот, выручить. О странном мужчине, который спас ее и пожертвовал свой плащ – «он так вкусно пахнет», эта мысль занимала все сознание, потом пропадала, стираясь под натиском накатывающих, как прибой, вопросов, а потом возникала снова, как дорожка из бликов на воде, когда встает луна. И возвращаться к этой мысли всегда было приятно, создавалось ощущение, что именно это – маленький островок абсолютного покоя и свободы от повседневных забот, от городского шума и суеты на ровном месте, от крикливых торговцев и приставучих магов, от прошлого, которое стерлось за ненадобностью, но обязательно вернется, от будущего, неясного, бесцельного и пугающего. Уже давно ей говорили, что пора остепениться – «всякая женщина должна выйти замуж, родить ребенка и обеспечивать мужу теплый прием каждый вечер, когда он возвращается со службы!». Странно, что птица запомнила эти слова, что проклятье не унесло их с собой так же, как и все остальные подробности ее жизни. Кто она? Откуда? Зачем живет? Во что верит? Эти бессмысленные поиски себя забавляли, но уже давным-давно наскучили – как ребенок вырастает из детских игрушек, так и она уже давно переросла этап испуга. Конечно же, даже это забылось, но что-то внутри подсказывало – незачем бояться, нечего страшиться, все будет так, как должно быть. А потом веки налились свинцом, и даже лиловые закатные лучи не смогли проникнуть сквозь их плотную, надежную, родную завесу.
Ей снилось поле – огромное, до самого горизонта, и настырный голос кого-то далекого, все твердящий «проведите левой рукой сверху вниз перед лицом, чтобы открыть игровое меню, нажмите красный крест в правом верхнем углу, если желаете закончить обучение». Очень хотелось смахнуть наставления, как люди смахивают паутину, налипшую на лицо – мешает, заслоняет самое главное, как шелуха, которую нужно, необходимо убрать. А потом все разом исчезло, и осталось только неприятное, окруженное огнем, лицо демона… или Бога. Боги не бывают настолько отвратительными? Таких созданий можно с легкостью испугаться? Возможно, только вот девушке на душе стало слишком легко, чтобы усомниться в необходимости этого создания. Он заменил ей утраченную жизнь, подсунул слепок, очень непохожий на ее прошлое существование, насквозь фальшивый, сотканный из лжи и недомолвок, из молчания и ехидных смешков, но… Это ведь лучше, чем ничего?
- Прости, что так задержала, - многие отмечали, что воин менялась – в какой-то момент она была ехидной и смешливой, а потом резко становилась спокойной, как будто источающей умиротворение, и очень-очень доброй внешне. Только вот те, кто смог ожить после встречи с ней в мире Игры, никогда бы не рискнули связаться с тем чудищем, которое кроется за доброй понимающей улыбкой – нет ярости, нет бешенства, только улыбка на искусанных до крови губах и спокойствие в глазах – убийство было ее жизнью, продолжением ее самой, оно идеально вписывалось в общую картину окружающего птицу мира. – И что пришлось со мной повозиться, - подняться оказалось удивительно легко, равно как и преодолеть разделяющее ее и рыцаря расстояние. А потом нос жреца ткнулся в рыжую макушку мужчины, и послышалось тихое удовлетворенное урчание. – Ты действительно вкусно пахнешь, - маньяк.

+1

13

Арквальд как раз готовился продегустировать жаркое, как вдруг что-то ткнулось в его макушку и заурчало. Сначала рыцарю показалось, что его собираются съесть но потом он понял, что урчание слишком мягкое и подняв глаза увидел край хохолка Лики.
- А, не обращай внимания это жареный кабан. Вижу ты проголоадалась, раз урчишь. - Арквальд отломал у кабана ногу и вручил её Лике, потрепав девушку по голове другой рукой  - Только плащ жиром не запачкай, иначе мне его надо будет стирать.
- Не хочу стирать свой плащ, я рыцарь, а не домохозяйка.
Солнце уже село и на небе постепенно начали высыпать звёзды. Где-то в зарослях стрекотали кузнечики, шелестели ветки деревьев - всё вокруг умиротворяло и расслабляло.
Впрочем Арквальд не был сколько-нибудь поэтической натурой и отличался излишне плоским прагматизмом, граничащим с самодурством и самоуверенностью. Более того, рыцарь до сих пор не избавился от ощущения что находится в игре, возможно когда-нибудь его и ждало это откровение - но явно не сегодня и не завтра.
- Я конечно не врач, но на подлатать меня хватает. - Стоунхед вытащил из рюкзака походную вилку и отковырял от кабана еще аппетитный кусочек - Не хочу идти ночью, давай составим план, переночуем и отправимся уже утром.

+1

14

Остаток вечера птица провела, сидя на земле и прижимаясь к доспехам рыцаря затылком – металл приятно холодил и помогал думать, а еще лучше это получилось, когда она взяла в руки меч и, бережно вытащив его из ножен, принялась чистить и затачивать, а потом еще раз чистить. Руки сами летали над клинком, сразу видно было, что воин проделывала подобные операции в течение чуть ли не всей своей жизни, раз уж действия дошли до такого автоматизма, что даже потеря памяти не смогла их стереть из рефлексов. Да, уход за своим оружием уже можно было смело называть рефлексом, таким же, как дыхание и отдых – ведь верный меч не раз и не два спасал странную и запутанную жизнь своей хозяйки, по сути, он стал ее верным спутником и единственным собеседником, который знал о девушке абсолютно все. Но сталь всегда оставалась безмолвной, никогда не спорила и рвалась в бой столь же рьяно, как и жрец – наверное, клинок любил кровь не меньше, чем она сама.

Трудно заснуть после того, как пробыл в обмороке несколько часов, поэтому птица, завернувшись в пока что приватизированный плащ, лежала рядом со своим спутником, закинув руки за голову и глядя в небо, усыпанное звездами. Мелькнула мысль «вот чего мне не хватало в игре!», и пропала, вытесненная звенящей пустотой, к которой девушка уже успела притерпеться, Потом в сознании медленно начали проступать извечные вопросы, которые, по-хорошему, стоило бы гнать, но сейчас, глядя на звезды и ощущая себя единственным живым существом во вселенной, буквально утопая в небе, можно было себе позволить расслабиться хотя бы ненадолго – но ни в коем случае не пытаться вспомнить свое прошлое, это уже вошло в своеобразный защитный рефлекс, ведь чем больше пытаешься вернуть утраченное, тем дальше уходишь от цели.
«Кто сказал, что юность вспять не повернуть, что руками с неба звезду не достать? Кто сказал, что жизнь всегда в движении вперед? Кто решил, что нам с тобой никак нельзя отстать? - трудно было удержаться, чтобы не запеть вслух, и только присутствие рядом уснувшего мужчины останавливало, заставляя ограничиться только счастливой широкой улыбкой. – Здесь меня ничто не держит, здесь мне все давно знакомо, стали жемчуга созвездий ближе и милее дома. Там за жизнь идет минута, здесь, зациклившись годами, невозможно больше бредить покоренными морями!.. Куда улетать, чего покорять, нам рано знать! Не все ли равно? Лишь бы с тобой и далеко! Мы сможем найти, мы сможем открыть свои миры, у нас впереди вся жизнь – попробуй догони!» - в конце концов, лежать просто так стало совершенно невыносимо, и воин, зевнув, поднялась, запахнулась в плащ, пристегнула к поясу ножны с мечом, до этого лежавшие по правую руку, и бесшумно ушла вглубь леса.
Первозданная тишина нарушалась только тихим дыханием и свистом рассекаемого воздуха, плащ, аккуратно сложенный, лежал на ближайшей коряге, а каффири ярким призраком сновала по поляне, танцуя с клинком, рубя воображаемых врагов, делая выпады и «вспоминая» техники, освещая яркими сполохами искусственного солнца стволы ближайших деревьев, улыбаясь. Пожалуй, столь счастливой улыбки до сих пор никто на лице жреца не видел, даже когда она убивала свою очередную жертву, и виной тому была потеря памяти.

- С добрым утром, месье рыцарь, - Лика скосила на просыпающегося Арка глаза и  усмехнулась, помешивая в походном котелке варево, больше похожее на густую кашу, чем на суп, которым, в самом-то деле, должно было быть. – Тебе как, побольше мяса класть? – зачерпнула ложкой будущий завтрак, попробовала, облизнулась и покрошила в котелок немного лежащей рядом травы – прекрасная приправа, добавляет немного терпкости блюду, да еще и полезная. – Кстати, после завтрака, перед тем, как двинемся дальше, попробуешь еще раз применить свои способности. Я понимаю, у тебя вчера получилось, но не всегда будут присутствовать выбросы адреналина в кровь, а действовать надо в любой ситуации, - запнулась, изучающее посмотрев на собеседника, улыбнулась и подала миску с варевом и деревянную ложку. – Попробуешь, в общем, позже. Вкусного, - сама же принялась есть прямо из котелка, дуя на содержимое ложки, но все равно обжигая язык. Однако же, получилось достаточно вкусно.

в тексте использованы песни группы Элизиум "Секунды - года" и "Космос"

0

15

- С добрым утром, месье рыцарь, - это было первым, что услышал Арквальд, когда наконец открыл глаза.
- Мне что, снится сон? - рыцарь снял перчатку и протёр глаза.
- Тебе как, побольше мяса класть?
- Определённо сон. - Арквальд прикрыл глаза, и открыл их снова
-Кстати, после завтрака, перед тем, как двинемся дальше, попробуешь еще раз применить свои способности. Я понимаю, у тебя вчера получилось, но не всегда будут присутствовать выбросы адреналина в кровь, а действовать надо в любой ситуации,
Лицо Лики никуда пропадать не собиралось и рыцарь сделал вывод - это не сон.
- Да, доброе утро, Лика.
Арквальд широко зевнул и взял предложенную миску с чем-то, напоминающим суп-пюре. Впрочем аромат у него был приятный, тут сомнений не было.
- Я смотрю ты в полном порядке, раз уже такая энергичная? - Стоунхед окунул ложку в суп и принялся за еду.

- Отличный суп-пюре! - стоило отдать Лике должное, готовила она не хуже самого Арквальда - Один нюанс - тренироваться я буду сам! Без подсказок и советов! - решительно заявил Стоунхед подхватывая меч.
- Сам научусь своим навыкам обратно, я же крутой!
Арквальд вышел на полянку и встал в героическую позу.
- Хм... С чего бы начать! Хм...
- Точно! Начну со своего талисмана! - рыцарь вытащил палку и стал пытаться сделать из неё талисман-оберег, который должен был защищать от заклинаний. Получившаяся кривая палка с кривыми символами явно выглядела как детская поделка и Стоунхед плюнув убрал её в свой рюкзак.
- Ладно, попробую цепи! - с этим навыком всё получилось удачнее, видимо Арквальд хорошо представлял себе этот навык. Теперь у цепей не было явного отката, но появились другие ограничения. У рыцаря не получилось одновременно выпустить более двух цепей, в то время как ранее появлялись пять-шесть. Зато теперь они цеплялись не только к врагам, но и к деревьям с камнями.
- Свой стан мне не попрактиковать, использовать Лику как боевой манекен тоже не вариант. Точно!
- Лика, мне нужна твоя помощь! - Арквальд подошел поближе к птичке и сосредоточенно замер. Затем резко выставил ладонь сложенную пистолетиком - Knight Trick!
Стоунхед не ожила что навык сработает и рассчитывал что всё обойдётся, но произошло обратное. В следующее мгновение рыцарь оказался в накидке Лики, и подняв глаза увидел, что на девушке гордо висят его доспехи.
- Надо же! Сработало!

Отредактировано Arkwald Stonehead (05.04.14 22:06:18)

+1

16

Лика не возражала против самостоятельных тренировок – в конце концов, она была такой же, всегда предпочитая практиковаться самостоятельно, а не под чутким присмотром и руководством, поэтому она просто уселась на камень возле костра и принялась натирать до блеска вымытый котелок, с интересом наблюдая за процессом тренировки. В какой-то момент очень сильно захотелось смеяться, но вовремя вспомнился эпизод с собственным обучением в мире игры, когда боевая птица больше напоминала неоперившегося беспомощного птенца, тыкаясь во все углы, пытаясь отыскать, куда делись все ее навыки, пока не додумалась озвучить их нелепые названия. Но тогда ей было гораздо легче – не приходилось переучиваться полностью, только запомнить пять названий, а сейчас… человеку, который попал в совершенно незнакомый мир с реальными законами, придется полагаться только на себя, а не на систему, критические удары и прочую ересь, которую придумали в виртуальной реальности. Но, в то же время, это идеальное испытание на крепость духа и решительность – если не сможет преодолеть сомнения, если падет духом, если опустит руки, то умрет и провалится, значит, оказался не достоин нового мира и нового себя.
- Сработало?! – только что поднявшаяся навстречу Арку девушка рухнула на землю с противным металлическим лязгом, зашипела, втягивая голову в плечи, и зажмурилась. Шлем сниматься отказывался, намертво прикипев к нагруднику, жрец даже тихий писк издала, усиленно пытаясь избавиться от ужасно тяжелой амуниции, не дающей даже нормально пошевелиться, не то, что встать, не говоря уже о том, чтобы идти и драться в ней против быстрых мелких монстров. – Как ты в такой тяжести живешь постоянно?! – спустя где-то секунд двадцать взъерошенная и растрепанная, с глазами на пол-лица и открытым ртом, каффири уже была в собственной накидке и черепе, показавшимися ну просто пушинками по сравнению с тяжеленной рыцарской броней. Пользуясь этим, воин тут же вскочила, отряхнулась и принялась поправлять перья, бережно их перебирая и топорща, из-за чего вскоре стала похожа на разноцветный пушистый комок. – Кстати, чуть позже, скажем, вечером, попробуешь намеренно отобрать у меня мой меч, а не просто положиться на удачу. Но! – фыркнула тихо, оглаживая волосы под оголенным птичьим черепом, из-за чего пришлось его приподнять. – Перед этим снимешь доспехи, а то я в них помру, чего доброго, - засмеялась, приглаживая встопорщенные перышки и снова становясь похожей на человека, пусть и кое-где пушистого. – А пока что… защищайся!
Тренировки в одиночку, призванные удостоверить человека в том, что он владеет определенными навыками, это, конечно, хорошо, но ничто не заменит реального боя, пусть и не серьезного, а просто тренировочного. Для оттачивания умений нужна живая движущаяся мишень, а не воздух и безропотные деревья, не говоря уже о воображаемых врагах. Поэтому, не дав спутнику толком опомниться, Лика выхватила из ножен клинок и сделала выпад вперед, тормозя у самых доспехов так, что от столкновения кончика лезвия и металла посыпались искры. А потом, не медля, стала осыпать Арквальда градом уколов и рубящих ударов, постоянно меняя свое положение и обходя своего «противника» по кругу.

0

17

- Эй я с тобой в игры играть не со~ - возмущённая реплика Арквальда была прервана беспардонным градом ударов, осыпавшихся на рыцаря со всех сторон. Похоже Лике не пришлось по вкусу вынужденное "переодевание" и она решила компенсировать его спаррингом со Стоунхедом.
Арквальд конечно был не промах да и массивные доспехи помогали хорошо прикрываться, однако становилось жарко.
- А она ничего, у неё высокая скорость атаки. Тьфу, она быстро бьёт.
Рыцарь стремился держаться к обходящей его Лике вполоборота, благо наплечники помогали лучше гасить удары.
- Да ещё и манёвренная! Зараза! Какая быстрая, я только успеваю принимать удары!
Это было ахиллесовой пятой Арквальда, если бы они были в игре то он смог бы сократить разрыв при помощи своего пассивного навыка, который повышал скорость атаки и движения, когда здоровья оставалось меньше половины. Но здесь было два но, Лика видимо осознанно не наносила Арквальду ран, и из-за этого активировать навык не получалось. Во-вторых рыцарь не был уверен, что его пассивный навык работает.
- Что же делать, я не могу её атаковать, если я откроюсь то дело будет плохо...
В голове Арквальда проносились десятки вариантов действий, но все они были основаны на игровом опыте и поэтому не подходили для нынешнего сражения.
- Захват цепями не поможет, я не смогу толком прицелиться. Я бы кинул на её дуэль, но ей я тоже не умею пользоваться. Как назло круговой стан тоже не работает.
Вдруг рыцаря осенило.
- Круговой... Круговой удар! С моим двуручным мечом получиться отогнать её на хорошую дистанцию. Точно! Я просто возьму меч и раскручусь!
Стоунхед крепко взялся за меч и начал раскручиваться как волчок, увеличивая скорость с каждым оборотом. В конце-концов голова и закружиться, но рыцарь рассчитывал, что это произойдёт после того, как ему удастся воплотить свой план.
- Ара-ра-ра-ра-ра--ра-ра-ра-ра-ра-ра-ра-ра-ра!

+1

18

Труднее всего в дружеском поединке не столько выбрать нужную тактику, сколько сдерживаться и не наносить сопернику тяжелых ран, особенно если твой стиль боя ориентирован на быструю победу путем нанесения как можно большего количества смертельных ран в секунду. Но меч, послушный хозяйской воле, каждый раз неуловимо, на пару миллиметров, менял точку соприкосновения с доспехами, чтобы не поразить скрывающегося под ними человека – они с клинком жили уже больше десяти лет, дрались, побеждали, выживали и прекрасно научились понимать друг друга. Если бы у оружия была душа, они с душой птицы стали бы едины – вот самое точное описание, которое первым приходит на ум, когда посторонний человек берется тщательно наблюдать за стилем боя Лики. Правда, делать это, одновременно пытаясь заслониться от града ударов, не очень-то удобно, да еще и… сперва воину показалось, что она ошиблась, но по здравому размышлению она пришла к выводу, что Арквальд думает. Скорость реакции его снизилась, движения стали лихорадочными – как будто он метался к одному решению от другого, пытаясь сообразить, как побороть более проворную цель, используя только подручные методы. И, судя по тому, что схватился за меч обеими руками, придумал.
- Неплохо, - сначала пришлось даже отпрыгнуть, чтобы не попасть под удар острым кончиком лезвия чужого двуручника, но план назрел очень быстро, был, конечно, рисковым, но боевой азарт уже захлестнул каффири, толкая на безрассудные поступки. Выждав момент, когда мужчина повернется к ней спиной, чтобы начать следующий оборот, жрец резко подалась вперед, вгоняя свой меч в землю и впиваясь в нее когтями, тем самым надежно фиксируя себя в одном положении – на силу своих лап она полагалась всецело и без оглядки, и они ее еще ни разу не подводили, собственно, как и вообще организм в целом, тренированный и абсолютно здоровый. В следующую секунду два клинка с противным резким скрежетом столкнулись, и девушку буквально потянуло в сторону, вслед за инерцией мощного рыцарского замаха, но она стиснула зубы и сжала рукоять верного оружия еще крепче, удерживаясь на месте ровно до того момента, как Арк остановил свое движение, и инерция полностью исчерпала себя. Сталь обоих клинков выдержала такое испытание с честью – это был второй момент, о котором птица беспокоилась. – Сталь о сталь искры бросила в мраке бранного Ада… - выпрямилась, легко вытаскивая меч из земли и направляя на спарринг-партнера. – Вот тебе неплохой урок, месье рыцарь: этот мир реален, здесь нет ограничения на пять навыков на панели быстрого доступа, здесь единственное ограничение – твои знания и умения, ну и желание тренироваться. К тому же, все подсечки и хитрости, которые блокировались системой в Игре, теперь доступны – здесь, в мире Иллюзий, можно все, лишь бы хватило навыков и фантазии, - улыбнулась, с шелестом вгоняя клинок в ножны. – У меня их, увы, намного больше, чем у тебя – я прожила в обнимку с мечом двадцать лет, и все это время кто-нибудь пытался меня убить, - о своем прошлом она говорила легко, с задорной улыбкой и хитрым прищуром глаз – и не поймешь, то ли шутит, то ли просто ей уже все равно. – Идем, сэр бесстрашный победитель кабанов, нас ждут великие свершения! – ткнула указательным пальцем в небо, приняв пафосную позу, и рассмеялась. Потом тщательно упаковала походный мешок, потрясла его, чтобы убедиться, что ничего друг о друга не трется и не лязгает, закинула на плечо и попрыгала, убеждаясь, что удобно сложила вещи. – У меня к тебе просьба будет… проведи меня через брод выше по реке – я завяжу себе глаза и заткну уши, чтобы не поддаться снова этим скользким рептилиям, - вздохнула и поежилась, вспоминая свое вчерашнее купание. – И не вздумай их уничтожать! – и, дождавшись Арквальда, направилась в лес, обратно к злополучному водопаду.

Отредактировано Lika (08.04.14 12:56:33)

0

19

- Пф, подумаешь я в настоящем мире вместо игры. Готовься, я пройду разницу в двадцать лет за год. - уверенно заявил Арквальд. Если бы кто-нибудь слышал рыцаря, то он вполне мог бы поверить, настолько уверенно звучали его слова. Впрочем на практике всё могло оказаться несколько скромнее, но... Но громкие заявления были для Стоунхеда прежде всего.
- Ладно, пошли к реке.
Рыцарь закинул меч в ножны за спиной и затопал вслед за Ликой к злополучной реке. Солнце продолжало вставать, но пока еще не припекало. Только сейчас Арквальд заметил, что окружающий мир кажется более реальным, чем ранее. Рыцарь не мог сказать определённо в чём дело, такие вещи как ветер и шелест листвы были в игре и раньше, но тогда недоставало чего-то неуловимого. А сейчас оно появилось, заставляя окончательно поверить в окружающий мир.
- Отлично мы добрались до реки. Завязывай себе глаза и затыкай уши.
Парочка как раз вышла из леса и оказалась на пригорке, с которого было отлично видно тот самый водопад, возле которого поселились зловещие сирены. И брод был как раз рядом с ними.
Лика завязала себе глаза, у неё даже нашлось немного воска, которым она залепила себе уши, когда она закончила рыцарь взял её за руку и аккуратно повёл со склона.
- Это не годится, мы идём слишком медленно. - подумал рыцарь через десять минут. Склон был неровным и чтобы Лика не оступилась, приходилось идти очень медленно.
- Мы идём слишком медленно. Я со скуки умру.
С этими словами Арквальд подхватил Лику на руки побежал к переправе, бодро топая своими латными сапогами.  Сирены заметили путешественников и вперились в них глазами и открыли рты начиная петь. Однако предположение Лики оказалось правдивым, рыцарь не слышал ни мелодии ни их голосов, видимо их песни действовали только на девушек.
- Ха, наверняка у вас просто была неудачная любовь! Учитесь жить, слабачки! - прокричал рыцарь, пробегая мимо и поднимая целые фонтаны воды.
Когда брод скрылся из виду Арквальд опустил Лику на землю и легонько стукнул её по затылку, от чего восковые пробки дружно выскочили из ушей птички - Приехали!

+1

20

Быть слепой оказалось очень скучно, особенно когда еще и нет возможности слышать, и остается полагаться только на человека, поддерживающего тебя под руку, да на нюх, не настолько острый, чтобы обрисовать картину окружающего мира. В первое мгновение погружение в царство темноты и абсолютной тишины испугало, захотелось забиться, как в силках, сорвать с себя повязку, но Лика пересилила себя, стиснув зубы, а потом и вовсе благодарно прижалась щекой к доспехам и стала прислушиваться к ощущениям. Очень скоро создалось ощущение поездки в телеге по ухабистой сельской дороге, навеявшее старые воспоминания о том периоде жизни, когда едва оперившийся подросток топорщил перья и доказывал всему миру, что он чего-то стоит. А потом все резко закончилось, а от волны посторонних шумов, хлынувшей в уши, птица аж присела, втягивая голову в плечи и инстинктивно хватаясь за рукоять меча, но потом, помолчав, медленно сняла повязку и прищурилась, снизу вверх глядя на стоящего рядом с ней рыцаря. Где-то вдалеке все еще плескались сирены, расстроено крича, но ветер относил их голоса вниз по течению, смешивая с бурлящей водой, поэтому воин, больше не опасаясь быть зачарованной, подошла к воде, придержала широкий рукав накидки вместе с перьями и вытащила со дна реки маленький камешек, прошептала ему что-то и, размахнувшись, запустила поближе к водным жительницам. Они получат послание, и больше этой парочке ничего не будет угрожать.
- Спасибо, Арк. А теперь нам надо поспешить, мы и так потратили драгоценное время, - вздохнула и поправила капюшон, натягивая его на череп и наклоняя выбеленный от времени клюв на глаза. Времени действительно оставалось мало, учитывая, сколько его уже прошло с момента исчезновения лидера одной из самых влиятельных на темном материке гильдий, а, если догадки окажутся верными, то возможность спасти незадачливого парня медленно стремилась к нулю с каждой проходящей секундой. Поэтому, вытащив меч, девушка направилась напрямик сквозь заросли, точными взмахами прокладывая себе путь сквозь густой кустарник и низко нависшие над землей кроны древних деревьев. – Ты как против магии? Защититься сможешь?
«Ненавижу этих чертей!»
Башня стояла все на том же месте, такая же неприступная и искрящаяся на солнце первозданной белизной – как будто и не было там побоища долгих семь лет назад, как будто и не ее нашла когда-то случайно каффири, потерявшись в лесу и пытаясь отыскать водопад, звуки которого долетали даже сюда, к склону, с одной стороны надежно защищающему крепость. Эта постройка, отдельная от всего мира, смотрелась в многовековом лесу более, чем дико, как будто она была родом из тех времен, что описываются в сказаниях – мол, был на этой земле город десять сотен лет назад, и населяли его черные маги, поражавшие всех путников белизной своих одежд и храмов, чистотой помыслов и изысканностью манер, а потом убивавших несчастных в своих глубоких подвалах, сплошь покрытых чужой кровью. Жрец не верила в существование подобных небылиц, но, когда впервые набрела на башню, почему-то сразу вспомнила старую страшную сказку, а после того, как шагнула за ворота, всегда гостеприимно распахнутые, еще больше уверилась, что выдумать настолько правдивую небылицу невозможно. Тогда она впервые встретилась с лидером гильдии «Пламя Джарр», тогда еще совсем молодым и неопытным – его хотели принести в жертву, чтобы с помощью скрывающейся в парне мощи открыть врата в другой мир, а Лика помешала этому. Тогда они вдвоем разнесли башню-крепость по кирпичику, оросили ее развалины кровью темных магов и долго добирались до ближайшего города. Ссорились, не разговаривали друг с другом, мирились, целовались, снова ссорились, потом опять мирились, один раз чуть не убили друг друга, но в последний момент одинаково испугались до дрожи в коленках. А потом еще долго поддерживали связь, пока птичке не взбрело в голову отправиться в открывшийся портал вместе с наспех сколоченной группой…
«Наверное, он что-то знал, раз отговаривал меня», - по спине прошелся холодок. Башня, на которую она смотрела, была в том же самом месте, точно такая же, как будто и не разрушали ее семь лет назад, даже ворота все так же приветливо распахивали кованные решетки.
- Пойдем.
Удивительно, как в столь компактное строение уместилось столько просторных залов и запутанных коридоров, лестниц-обманок, ведущих в никуда, дверей, за которыми не существовало комнат… вся крепость представляла собой маленький мир в мире, со своими правилами и законами, пугающий и холодный. Раньше такого могильного холода, тянущего по ногам, не было – значит, что-то здесь все-таки изменилось… А еще эхо стало громче, отчетливее, оно как будто ожившим зверем пряталось под высокими потолками и подражало голосам случайных путников, имевших глупость заглянуть в башню. И не горело ни единого факела, ни одной свечи – только сквозь витражные стекла пробивался свет в огромные бальные залы, столовые, покои, достойные царей, отчего помещения казались еще более необычными, а тьма, прячущаяся по углам – коварной и зловещей.
- Приветствую, жрец Бога войны. Ты снова явилась к нам. Зачем же? – закутанная в белые одежды фигура бесшумно возникла на троне, секунду назад пустовавшем, как будто собравшись из тумана, и теперь на двоих отчаянных воителей смотрели темно-серые насмешливые глаза.
- Надо же, как ты органично на этом троне смотришься, Орферий, - девушка усмехнулась, сложив руки на груди и гордо вскинув голову – таиться больше было нечего, теперь хозяева точно знали, кто к ним пожаловал. – Ты ведь все еще пытаешься убить моего друга? – и ехидная усмешка на тонких губах, одновременно возникшая и у каффири, и у мага.
- И что, если так? Ты слаба, Лика. Семь лет назад ты была намного сильнее. Что случилось с тобой? Ты боишься? – фигура на троне расплылась облаком неверного тумана, а спустя секунду мужчина уже стоял рядом с воином, тонкими пальцами поднимая ее подбородок вверх и вглядываясь в лиловые глаза. – Или ты перестала следовать своему пути? Ты разочаровываешь меня, девочка.
- Разве ты знаешь обо мне все, маг? – последнее слово было выплюнуто, как ругательство, череп с гулким стуком упал на пол, подчиняясь раздраженному движению руки. – Я пришла к тебе не затем, чтобы выслушивать твои проповеди! – Бога не было, жрец догадывалась об этом уже очень давно, но все равно продолжала бессмысленно верить, потому что более не видела целей в своем жалком существовании. – Отвечай, маг, где вы прячете его? – что удивительно, истинного имени лидера гильдии «Пламя Джарр» она не знала и никогда не спрашивала, а псевдонимом звать старого знакомого казалось кощунством и поступком отвратительным.
- Убей меня, жрец, если ты так хочешь это знать, - темный маг растянул губы в усмешке и плавным движением руки породил белого голубя, тут же усевшегося на спинку трона и нахохлившегося. – Ты ведь хочешь знать ответы на вопросы? – пальцы птицы сжались на рукояти меча, лезвие полыхнуло ярчайшим светом, на пару секунд разогнавшем неверные витражные тени и ослепившем всех троих, находившихся в тронном зале. – Ты совершаешь ошибку, девочка, - человек в белой одежде болезненно улыбнулся, придерживая рукой смертельную рану и все еще держась на ногах. – Я ведь…
- Заткнись. Ты умрешь смертью слабых и отправишься данью моему Богу, ничтожество, - девушка скривилась и ударила еще раз, без размаха. Голова мага покатилась по каменному полу, жрец медленно провела пальцами по щеке, не столько стирая кровь, сколько размазывая ее по мертвенно-бледной коже. И в этот же момент тело мертвого начало падать, а голубь с резким каркающим звуком сорвался со своего импровизированного насеста и понесся по коридорам вглубь башни. – Быстрее! Нам нельзя его упустить!
«А зачем я предложила ему идти со мной? Я что, действительно боялась прийти сюда в одиночестве?»

0

21

Топот латных сапогов бодро разносился по коридорам крепости. Похоже Лике было знакомо это место, поэтому рыцарь старался просто держаться позади неё. По счастью ничего серьёзнее пары ям и одной ловушки с шипами им не попалось, иначе бы догнать голубя было бы крайне сложной задачей.
- Как назло я не уверен в работе этой палки, раз нам предстоит встреча с тёмными магами.
Стоунхед бросил кислый взгляд на свой рюкзак, в котором лежал недо-амулет, который он выточил в лесу.
- Интересно, что это за место? Наверняка какое-то подземелье, а раз это подземелье, то здесь должно быть сокровище!
Топ-топ, топ-топ. Настигнуть голубя было явно непростой задачей. Арквальд и Лика со всех сил бежали по коридорам башни, но им удавалось видеть только краешек хвоста загадочной птицы, стремившейся улететь от них.
Но Арквальда заинтересовал один нюанс, Маг и его спутница похоже хорошо знали друг-друга, но раньше его компаньонка об этом не распространялась.
- Лика, кто это был? Он говорил так, будто вы знакомы.. - Топ-топ, Топ-топ, - Да, и вообще, что это за башня? Здесь есть сокровища? - на бегу поднял бровь Арквальд.

+1

22

Воин бежала вперед, практически не обращая внимания на то, что скрывалось у нее под ногами – ямы она просто перепрыгивала, напрягая мощные лапы, а ловушку с шипами перелетела, взмахнув пестрыми крыльями, прячущимися в широких рукавах «форменной» накидки. Впереди маячил белый хвост ненавистного голубя, как будто насмехающегося над бегущими за ним людьми – он даже каркал пару раз, окончательно уверив преследователей в своей магической сущности. В этот момент Лика возненавидела волшебников-магов еще больше, на бегу скрипнув зубами и признав самой себе, что это очень плохо – с врагами надо бороться с холодным трезвым рассудком, а его сейчас заволакивает пелена ярости, от которой предстояло спешно избавиться. И весьма кстати подал голос Арк – сейчас птица готова была его расцеловать за заданные им вопросы, ведь это был отличный шанс отвлечься от собственных черных эмоций и подумать о своем весьма славном прошлом. Она им ужасно гордилась, каждой прожитой секундой, поэтому любые мысли о произошедших событиях вызывали счастливую широкую улыбку на милом личике. Жрец даже притормозила, позволив магическому созданию унестись прочь по коридору – дальше, куда ведет этот ход, она прекрасно знала и так, а фантом уже начинал таять, значит, ближайший поворот будет конечным пунктом марафонского забега.
- Да, мы встречались семь лет назад в этой же башне, - поравнялась с рыцарем и придержала его за руку, чтобы он больше тоже не пытался бежать, пару раз глубоко вдохнула, чтобы выровнять сбитое дыхание, и провела ладонью по капюшону, надвигая его на череп. – В тот раз мы, - пауза, - с другом разнесли эту башню по камушку, но в глубине души я уже тогда подозревала, что не навсегда мы превратили это место в руины. Но чтобы ее восстановили так быстро… точно – они чертовы волшебники, - усмехнулась своим мыслям, немного горько и насмешливо, как будто высмеивая собственные стереотипы. – Ходят легенды, что эта башня – единственная уцелевшая постройка, оставшаяся на месте города Темных Магов. Говорят, что здесь когда-то, много сотен лет назад, проводили тайные кровавые обряды с целью призвать жителей иных миров сюда и подчинить их мощь собственной воле. Еще поговаривают, что обряды на крови проводились ради того, чтобы поднять местных темных магов на несколько ступеней выше в их развитии, а потом – и вовсе преодолеть барьер дозволенного человеку могущества, - по коридору бродило гулкое эхо от топота латных сапог по каменному полу, тьму рассеивало только два светильника в самом начале коридора и перед поворотом-проходом в следующий, в воздухе витали запахи застарелой крови и, почему-то, ладана. Да, это место было знакомо каффири до самого последнего камня – здесь не изменилось ничего, как будто не было проснувшейся семь лет назад мощи лидера «Пламени Джарр», как будто отменили их совместную тогдашнюю злость, как будто само Время не желало избавляться от столь знаменательной исторической постройки. – Я пришла сюда случайно – заплутала в лесу и вышла к башне, решила заглянуть из любопытства, а там… - горько усмехнулась и повела плечами, обхватив их ладонями и растерев – по мере того, как напарники спускались все ниже, их все более плотным коконом окутывал могильный холод. – В общем, там я впервые встретила того мага, с которым разговаривала в тронном зале, он посмеялся надо мной, мы даже немного поговорили, - глупая-глупая молодая девочка решила найти себе друга в крепости последнего оплота настоящей темной магии, - а потом он попытался меня убить, мы повздорили, и меня бросили в темницу, где я встретилась с будущим лидером «Пламени». И мы вдвоем отсюда удрали, - остановилась перед мощной дубовой дверью и огладила холодное, как будто застывшее во льду, гладкое дерево. – И нет, здесь нет сокровищ. Если и есть где-то Ад, то он наверняка прячется в этих подвалах, - и толкнула дверь, на удивление легко и бесшумно открывшуюся.

0

23

- А, тёмные маги. А, жертвоприношения. А, тайные кровавые обряды... Темница... Какие-то барьеры... - размышлял вслух Арквальд параллельно с разговором - А, заплутала в лесу... А, тот маг... А Темницы... А... А... А, нет сокровищ... Только ад... СТОП, НЕТ СОКРОВИЩ?!
И тут Арквальда осенило. Момент прозрения был подобен сверкнувшей молнии - здесь нет сокровищ. Нет награды за квест.
- Эй, я всё понимаю, но ты уверена что здесь совсем нет сокровищ? Может хотя бы золотой кубок, или какой-нибудь гобелен, ну или золотой столик... Что-нибудь ценное хотя бы!
Но несмотря на негодование рыцарь темпа не сбавил, и продолжил бег.
- Да, пока не забыл! - очередная дверь осталась позади - Этот маг тебя слишком легко спровоцировал, давай без таких поддавков, а то превратишься в кровавого культиста, не ровен час!

+1

24

- В кого я… - и тут до каффири дошел смысл сказанных ее спутником слов. Она как шла, так и остановилась, обхватила руками живот и опустилась на корточки, заливаясь веселым жизнерадостным смехом. Это же надо! Абсолютно все, видевшие моменты буйства жреческой натуры, были уверены, что «это какая-то ошибка, ведь такое существо, как Лика, не может быть такой!», а этот мужчина, наивный дурень в блестящих доспехах, ребенок во взрослом теле, смешной, нелепый и совершенно не подходящий этому миру, раскусил ее с первого же взгляда. Признаться, он был первым, кто после таких слов выжил, да еще и вызвал такую развеселую реакцию. Черт возьми, Арк был единственным, кто сумел раскусить ее! – Прости, месье рыцарь, - поднялась, одергивая накидку и тихо хихикая, все еще не в силах взять себя в руки и собраться, - но твои слова, да лет десять назад – тогда бы я, может, еще и подумала, - вытерла навернувшиеся на глаза слезы и широко счастливо улыбнулась напарнику, покачав головой и открывая следующую дверь. Дальше по коридору виднелась еще одна, со странными закорючками и непонятными надписями, что не внушало доверия и уверенности, что вот за ней-то и не будет скрываться какая-нибудь погань – обычно именно закорючки подобного рода и служат сдерживающим барьером для демонов, призванных существ и прочей мути, которую обожали чертовы не умеющие играть по правилам волшебники. – Ты ведь слышал, что маг называл меня жрецом – я уже много лет служу Богу войны, что подразумевает совершение множества убийств, - спокойно пожала плечами и остановилась перед дверью, пытаясь сделать мучительный выбор: либо потянуть за ручку и вляпаться в какую-нибудь неприятность, либо попытаться найти обходной путь, что грозит затянуться надолго, да еще и не исключает возможность потеряться. – А убила я, кстати, не самого мага, а его фантом. Волшебство, если ты заметил, распадается после смерти своего создателя, а эта дрянная птица еще заставила нас побегать, - выбор все-таки пал на то, чтобы открыть дверь – да, птичке был известен девиз «мы не ищем легких путей», но делать его собственным не было никакого желания, особенно здесь и сейчас.
Тяжелая дверь со скрипом открывается, воин замирает на пороге, следует немая сцена с участием двоих горе-освободителей и огромной адской гончей, потом дверь с резким противным скрипом закрывается.
- Знаешь, Арквальд, насчет сокровищ… хм… возможно, они где-то и есть, но для этого надо перевернуть эту башню вверх дном, - девушка все еще лихорадочно сжимала дверную ручку, соображая, успел ли пес их рассмотреть, или удастся проскочить мимо, приговаривая «я стенка, я стенка, я вовсе не твой обед». Увы, выводы были неутешительные, судя по истошному лаю-реву из-за двери, приглушенному, но не теряющему своей грозности. – А еще мне кажется, что нам надо действовать очень, очень, очень быстро, - и снова резко распахнула дверь, вламываясь в помещение и на ходу вытаскивая меч, чтобы угрожающе помахать им перед самым носом у оскаленной гончей. – Упс… хороший песик!
Первые два круга каффири честно бежала впереди всех, подпрыгивая и улюлюкая, причем цепко держала за руку прихваченного зачем-то рыцаря, изредка даже подбадривая его воплями «не отставай, мой бравый полководец!» и «ты же герой, так борись, черт возьми, бери руки в ноги, и отступаем!». Потом все-таки удалось перегнать массивного пса и пристроиться у него в хвосте, заставив теперь уже гончую бежать по кривому кругу, поджимая хвост и все еще грозно рыча. А потом открылась еще одна дверь, ведущая из помещения с собакой в следующее, видимо, жилое, и высунувшемуся оттуда взлохмаченному парню предстала прекраснейшая картина: Лика гордо восседала верхом на затравленной псине, размахивая мечом и пытаясь его же рукоятью попасть по узкой голове твари, та активно этому противилась, брыкалась и визжала, и все это под оглушительный грохот и металлический лязг доспехов Арка, которого жрец не пожелала отпустить даже сейчас.
- Вы что творите?! Лика?! - после весьма испуганного окрика вся развеселая троица замерла, и девушка наконец-то смогла заехать гончей по уху рукоятью меча.

Отредактировано Lika (17.04.14 11:52:21)

0

25

Арквальд не очень понимал смысл беготни от гончей, пусть даже демонической. На протяжении игры ему нередко попадались такие создания, поэтому рыцарь не воспринимал их всерьёз.
Тем не менее события происходили слишком быстро и вот Лика уже скакала на этой странной штуке, которая отдалённо напоминала гончую. Похоже птичка справлялась своими силами и Арквальд решил посвятить появившееся время размышлениям.
- Значит она служит Богу войны и это подразумевает совершение множества убийств. Стоп. Бог войны, что за нелепая выдумка?
Арквальд не отрицал наличия богов, он просто о нём не задумывался. Хотя иногда это и всплывало у него в голове, но моменты просветления были редким делом для Стоунхеда. В конце концов игра это не то место, где стоит об этом думать.
- Но она серьёзно в него верит, а значит какой у меня шанс получить неуправляемую кровавую культистку прямо под боком? Хм...
Однако размышления Арквальда были грубо прерваны шумом и лаем, который доносился от гончей и Лики, взгромоздившейся на неё. Рыцарь почуствовал раздражение и гнев, а звук всё усиливался.
- ДА ДАЙТЕ МНЕ ПОДУМАТЬ, ХВАТИТ ШУМЕТЬ, ЗАТКНИСЬ ЧЕРТВОА ПСИНА!
С этими словами Арквальд с размаху пнул бронированным сапогом пробегающую мимо гончую, которую после удара чуть приподняло над землёй - настолько он был силён.
- Вы что творите?! Лика?! - вдруг раздалось со стороны.
- ТЫ НЕ СЛЫШАЛ? Я СКАЗАЛ ЧТОБЫ ВСЕ ЗАТКНУЛИСЬ! - Арквальд сорвал свой шлем и метнул в лохматого незнакомца, даже не задаваясь вопросом откуда тот взялся.

Отредактировано Arkwald Stonehead (20.04.14 23:51:48)

0

26

В подземелье явственно отдавало сыростью и плесенью, откуда-то из открытых дверей неприятно тянуло по ногам сквозняком, эхо от воплей, сопровождавших радостную погоню, наконец-то стихло, и во всей башне воцарилась мертвая тишина, не нарушаемая даже шорохом летучих мышей высоко под крышей. Лохматый парень, высовывавшийся из неприметной дверцы, ошалело смотрел на валяющийся рядом с ним шлем, машинально потирая выступающую на лбу шишку, гончая без сознания валялась на полу, получив фатальный удар латным рыцарским сапогом, птичка деловито поправляла накидку, отряхивая ее от короткой черной шерсти. Весь мир как будто замер, чтобы дать возможность Арку подумать – ведь мыслительный процесс для рыцаря дело необычайной редкости, и ему нельзя мешать и, уж тем более, его прерывать! И только спустя три или четыре минуты лохматый ожил, кашлянул и подобрал орудие неудавшегося убийства, такой себе импровизированный, но очень действенный кляп, бочком подбираясь к заинтересованно разглядывающей мужчину в латах девушке. Песик к этому времени уже успел очнуться и ползком ретировался в самый дальний угол, откуда вдоль стеночки удрал в комнату, проход в которую открыла жертва метания шлемов.
- На, - парнишка всучил свою ношу Лике и нервно огладил волосы, которые из-за этого распушились еще больше, передернул плечами в точности так же, как и она сама, облизал губы. – Он больше драться не будет? – от жалобного выражения лица и опасливого взгляда в сторону Стоунхеда жрец не выдержала и все-таки рассмеялась, до слез. Все-таки отвыкла она наблюдать вот такого вот растерянного и беспомощного лидера самой влиятельной гильдии на всем Темном континенте! Обычно он носил псевдоним, драпировался в черно-красный плащ и всегда сохранял независимо-презрительное выражение лица, да и волосы укладывал аккуратно, и в целом из-за всего этого выглядел вдвое старше собственных лет, создавая впечатление эдакого умудренного опытом могущественного воина, и образу же соответствовал тяжелый двуручный меч, выкованный лучшими кузнецами и закаленный огненным драконьим дыханием. А сейчас был, на удивление, самим собой – рассеянным парнем, еле-еле выглядящим на свои двадцать семь, взлохмаченным, в простой рубахе и выцветших штанах, с наивным и оттого ужасно милым взглядом. Если бы кто его увидел, ну точно бы не признал того самого Лидера «Пламени Джарр», которым тот, собственно, и являлся уже очень долгое время. Успешно, насколько можно судить, являлся.
- Не бойся, Арк мирный, - каффири очаровательно улыбнулась, покосившись на своего спутника и пожав плечами, но вот шлем возвращать пока что не спешила – мало ли… - И как ты суда снова попал?! Нет, я понимаю, что ты у нас «мистер Невезение», но не до такой же степени! – картинно фыркнула, уперев руки в бока и нахохлившись, отчего стала похожа на пушистый разноцветный комок.
- Понимаешь… хм… так вышло… Артемис заболела… и Орферий связался со мной, потому что тебя не нашел, а мы с тобой были последними, с кем ребята связывались. Вот… попросил… помочь, за замком присмотреть… ну… по мелочи там… - парень сбивчиво бормотал все новые и новые подробности, все более явно показывая свою доброту и податливость. По мере выслушивания монолога воина все больше мучил вопрос «каким образом, черт возьми, этот человек стал руководителем темной гильдии, да еще и самой мощной?!». Но ответ, увы, навсегда останется самой страшной тайной.
- Короче, понятно. Ты опять поддался на уговоры, - отмахнулась от очередного потока объяснений и повернулась к рыцарю, уже, кажется, завершившему мучительный для него мыслительный процесс. – Арквальд, перед тобой – лидер гильдии «Пламя Джарр», сильнейшей и наиболее влиятельной темной гильдии во всей Раджагни, известной по всему миру Иллюзий. Правда, сейчас он больше похож на сельского парнишку, но ты не обращай внимания, - шутливо подмигнула и улыбнулась, в мгновение ока оказываясь по левую руку от спутника и помахивая его шлемом.
- Слушай, Лика, а ты можешь…
- Нет.
- Ну а…
- Нет.
- А если…
- Нет.
- Да послушай ты уже!..
- Нет! – птица фыркнула и теперь уже сама запустила шлемом в лидера, который схлопотал уже вторую шишку, и теперь они обе, наливающийся болезненной синевой, ужасно напоминали рожки. – Единственное, что я могу сделать – увидеться с этим чертовым шарлатаном Орферием и узнать, что требуется для излечения магички. Если это «что-то» окажется не очередным бездарным мифом, может быть, за отдельную плату, я и соглашусь отправиться на поиски. Ведь этот чертов волшебник не может покинуть башню, равно как и сама Артемис, я не ошибаюсь?
- Ну да… но…
- Нет. Только так, как я сказала, - пауза. – А ты как думаешь, Арк? Сходим за какой-нибудь легендарной вещичкой на край света? – вопросительно посмотрела на мужчину и очаровательно ему улыбнулась.

Отредактировано Lika (24.04.14 22:17:59)

0

27

- А, лидер известной гильдии "Пламя Джар", которые сильнейшие и наиболее влиятельные среди всех Раджагни? - Арквальд почесал затылок - Ладно, я понял.
Парнишка явно не подходил на роль гильдмастера, если конечно все разговоры о сильнейших и влиятельных не имели ввиду то, что у этого пламени есть какой-то укромный угол, где они самые крутые. Впрочем Арквальд практически не интересовался "политикой" в игре и понятия не имел о том, где какая гильдия и насколько сильна каждая из них.
Но от пренебрежительного отношения Арквальда удерживало другое. Где-то далеко в его сознании прочно сидела мысль "Чем менее угрожающе выглядит воин, тем он сильнее". С другой стороны его вид настолько не внушал, что Арквальду претила мысль снова кидаться в него шлемом.
- Да, Да, очень приятно, я его высочество Арквальд Стоунхед.
Рыцарь подобрал и невозмутимо его на голову.
- Значит мы отправляемся на край света? - шлем наклонился и встретил очаровательный взгляд Лики сверкающим забралом. - Я надеюсь эта штука будет стоить того, чтобы туда сходить.
Арквальд огляделся и вдруг увидел небольшой золотой канделябр, выглядывающий из стены и заговорщицки подмигивающий рыцарю.
- Только у меня условие, Лика.
Арквальд выломал канделябр.
- Сейчас мы отправляемся в трактир!

Отредактировано Arkwald Stonehead (24.04.14 22:20:25)

0

28

- Да, молодой человек, эта вещичка, за которой Лика так благосклонно согласилась сходить, очень стоящая, и плата тоже будет соответствующая, - у птицы мелькнула мысль, что эта комната когда-то предназначалась для массовых встреч, и только по чьему-то странному желанию была превращена в «домик» для адской гончей. Слишком много людей собралось в тесном помещении, чтобы хоть как-то улавливать происходящее, поэтому пернатое чудо фыркнуло и вскарабкалось рыцарю на наплечник – все равно весила она достаточно мало, эдакая бронированная махина и не заметит ничего, а сама девушка хоть выше будет и обретет возможность наблюдать за всеми событиями, так сказать, в полном объеме. – Так я сказал, жрец? – маг усмехнулся, вскидывая бровь и насмешливо щурясь, за что немедленно получил в ответ широкую счастливую улыбку и кивок, мол, да, раз плата будет, то можно и поработать, так и быть. – Значит, я отдам вам, господа, свиток, и вы… отправитесь на поиски. Думаю, у вас есть месяц или около того, но не более полутора, иначе моя дорогая подруга умрет, - после чего мужчина ударил посохом по полу и… последним, что воин увидела, была взлохмаченная макушка ее старого доброго друга, а потом обоих горе-героев телепортировали к ближайшей таверне, как и было заказано.
«И все-то этот проныра про нас знает. Мысли он научился читать, что ли? Или слух с годами только лучше стал?.. Чертов волшебник, одним словом, - каффири повела плечами и подергала Арка за руку, обращая на себя внимание. – Стоило бы его в относительный порядок привести… Нет, я понимаю, что мы на нейтральных землях, но тут все равно слишком много темных, да еще и наемники не очень-то светлых жалуют, особенно таких вот праведников. Охохо, беда».
- Понимаешь ли… лучше бы тебе переодеться, месье рыцарь, а то тут проблемка маленькая – против пары сотен желающих твоей смерти ты пока выстоять не готов, - виновато развела руками и почесала кончик носа, качая головой в ответ на собственные мысли и пряча старый свиток за пазуху. – Я так понимаю, здесь недалеко есть лавка портного, подберем тебе кое-какие вещички из местного колорита. И, умоляю, избавь меня от споров – они бессмысленны и тратят драгоценное время, - после чего, тяжело вздохнув, еще раз осмотрела закованного в латы спутника. Очень хотелось тут же отвести его в лавку и сдать на руки продавцу, потрясся перед его носом увесистым мешочком с золотыми – недавним своим заработком, которых, хвала Богу, перенесся из виртуального инвентаря в реальный вещмешок. – Ладно, давай пойдем на компромисс: ты сейчас стягиваешь броню и укутываешься в плащ, а после таверны мы идем к портному. Будем считать, что мы договорились.
На самом деле, Лика прекрасно понимала, что рыцарь с первого раза на уговоры не поддастся, потому что инстинкт самосохранения у него атрофировался в далеком младенчестве, логика умерла в муках приблизительно в том же возрасте, а мозг включался настолько редко, что был слышен натужный скрип, с которым он просыпался от очередной затяжной спячки. Зато вся эта махина радостно перла вперед, изображая из себя танк, бодро размахивала мечом и еще успевала орать что-то пафосно-воинственное, изображая из себя Великого Героя, не иначе. От осознания сей простой истины захотелось тихо взвыть и спрятаться под первый же камень на ближайшей мостовой, но этого делать было нельзя – оставлять этого обалдуя одного означало создать бомбу с неисправным часовым механизмом, причем отнюдь не локального действия.
«Пожалуй, я приврала насчет того, что это чудо не справится с парой сотен алчущих его смерти. Но, увы, его надо замаскировать, а то и так комплекция слишком… привлекает, а еще этот шум от лат! Ну и их тяжесть… сколько он в них уже торчит безвылазно?! Убьет себе организм с непривычки-то! Н-да, надо срочно что-нибудь делать, и с его несговорчивостью в том числе».
- Послушай, что мне сделать, чтобы ты полностью мне доверял, Арк? – вздохнула и пригладила волосы, рассеянно вытаскивая из вещмешка череп и водружая его на макушку. – Мне сейчас очень важно, чтобы ты слушал меня. Ты… не знаешь этого мира и его жителей – они не простые мобы, не игроки. Они хуже. Намного хуже, - еще раз вздохнула и натянула поверх черепа капюшон, огладила получившуюся конструкцию ладонью и осталась вполне довольна. – Как насчет взаимного доверия? Я понимаю, кровавому жрецу доверять сложно, но, поверь, я не смогу тебя убить… по некоторым своим соображениям, - они все еще стояли в подворотне, в квартале от заветной таверны, пока что незамеченные местными жителями.

0

29

Арквальд с интересом выслушал хитрое предложение Лики. Разыграно было грамотно, какой-нибудь паренёк вроде того лидера гильдии вполне бы купился.
- Постой, Лика. Не так быстро. - Стоунхед поднял руку - Давай по порядку, ты предлагаешь мне. Мне! Самому доблестному рыцарю на этом свете стянуть с себя броню и укутаться в плащ, а потом отправиться к портному.
Рука разрубила воздух.
- НЕДОПУСТИМО!!!
В воздухе повисло молчание.
- Единственное на что я согласен, закутаться в плащ поверх доспехов! - спустя некоторое время изрёк Арквальд, сделав ударение на "поверх" - Но если я уж и решу их снять и заменить их на какое-нибудь тряпье, то для этого должны быть крайне веские причины.
Рука снова поднялась и бронированный палец показал на Лику.
- Я буду принимать твои советы к сведению, так и быть! Но в тоже время я буду приглядывать за тобой, и будь уверена - кровавых бань на пустом месте я не потерплю.
Закончив свою тираду, Арквальд снял большой рюкзак прятавшийся под плащом и достал оттуда объёмный свёрток коричневого цвета. Этим свёртком оказался грубый большой плащ, больше смахивающий на мешок.
Рыцарь накинул его на себя и спрятал шлем в рюкзак, а рюкзак забросил на спину.  Он уже собирался идти, но вдруг повернулся.
- Эй ты, как тебя там, не то чтобы мне было дело но если вещица будет стоящая твоя подруга не умрёт!
С этими словами Арквальд бодро зашагал к дверному проёму.
- Лика, готовь кошелёк и показывай дорогу! Мы идём в трактир!

0

30

«Подруга? Кровавая баня? Присмотрит? За мной?!» - птичка улыбалась, глядя на бодро шагающего к двери трактира друга, а потом закрыла рот ладонью и сдавленно, чтобы он не слышал, засмеялась – это же надо быть настолько наивным человеком, чтобы хотя бы подумать о том, что жреца Бога войны вообще можно остановить! И что у того же жреца в друзьях могут числиться маги – только один-единственный волшебник во всех мирах мог гордо называть себя другом Лики, но и только. Она не уставала поражаться простодушию и наивности этого рыжего чуда, уже успевшего, кстати, скрыться в помещении, а значит, вполне способного натворить бед, что вообще ну совершенно нежелательно, учитывая, какой контингент сейчас находится в городке, куда их закинуло – не совсем приятный, если в трех словах, очень смягчая суть происходящего. Поэтому стоило поспешить вдогонку, но…
- Девочка-красавица, а не желаешь ли ты узнать у меня кое-что? – старик в лохмотьях, сгорбленный, старый и заросший, схватил воина за рукав накидки и сжал его, не давая высвободиться. – Например… - костлявый палец вытянулся в сторону груди каффири, дрогнул и сместился чуть выше, туда, где покоился свиток мага с историей об артефакте, который еще непонятно, где надо искать. – Ищи страну драконов, там найдешь то, что тебе так дорого, - голос таял, очертания старика плыли, - но будь очень внимательна – найдешь одно, потеряешь другое, - а потом бездомный и вовсе пропал, как будто рассеялось наваждение. Девушка задумчиво поднесла к глазам край накидки, за который схватились грязные пальцы, но даже следов чужих прикосновений на белоснежной ткани не обнаружилось.
«Показалось?» - и поспешила вслед за Арком.

В трактире, несмотря на раннее для выпивки время, было многолюдно и шумно – почти все столики уже были заняты, посетители радостно переговаривались друг с другом, стучали огромными деревянными кружками и звонко шлепали снующих по помещению официанток по ягодицам. Надо признаться, птица даже замерла на пороге, счастливо улыбаясь, пока осматривала всю эту веселую наслаждающуюся жизнью толпу – в мире Игры этого просто не могло быть, потому что тамошние жители свою жизнь не ценили и за нее не боялись, ведь имели право возрождаться сколько их душе угодно будет, а здесь ребята наслаждались каждым спокойным мгновением, потому что спустя пару дней все эти наемники и бандиты уйдут на промысел, и вернутся сюда спустя многие-многие месяцы только единицы. Да, она, оказывается, ужасно соскучилась по настоящей жизни, по приключениям, перед которыми невозможно сохраниться, по захватывающим событиям, от которых кровь в жилах стынет, по невероятному желанию жить и по вот таким вот массовым посиделкам в ближайшем трактире.
- Эй, Арк, - Лика догнала рыцаря и утащила его за ближайший стол, возле которого еще осталось как раз два свободных стула, даже не потрудившись спросить у новообретенных соседей, не против ли те их компании. – Попробуй местный эль, он чудо как хорош! – перегнулась через спинку стула и изловчилась сграбастать с подноса пробегающей мимо девочки в форменном фартуке тарелку с аппетитно пахнущим мясом, правда, неизвестно чьим, но отраву тут подавать не принято.
- Хэй, да это же Лика, мужики! – вокруг столика двоих спутников мигом образовался маленький «круг по интересам» - четверо наемников, с которыми воин когда-то работала, когда еще начинала свой долгий путь к силе. Они до сих пор поддерживали друг с другом связь, просто чтобы убедиться, что бывшие коллеги еще живы и могут помочь. Например, вот как сейчас. – Каким таким ветром? – один из наемников уже водрузил на стол шесть кружек с элем и хлопнул девушку по хрупкому плечу – вопреки ожиданиям, та не переломилась пополам и даже не пошатнулась.
- Да вот, ищем с другом одну вещь. Слыхали о таком? – и развернула на столе перед любопытными глазами бывших напарников свиток с описанием легендарного артефакта. – Арк, это Глеф, Джеб, Мейсер и Серп, - кивнула на всех поочередно, - ребята, это мой новый спутник и напарник, Арквальд.

0


Вы здесь » FRPG «Illusions of Olm» » Flashback & flashforward » Новый мир - новые правила


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC