FRPG «Illusions of Olm»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG «Illusions of Olm» » Archives » Ценности I


Ценности I

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

● Дата, время и место действия:
За полгода до старта ЗБТ, 2012 год, дом Даниэль фон Готт и окрестности.
● События:
Будущая принцесса льяров с подачи отца навещает ветерана боевых действий в некой стране с целью моральной поддержки. Отец считает, что подобная встреча пойдет на пользу дочери, и будет приятна пострадавшей в сражениях девушке, а Александра слишком любит своего родителя, чтобы хоть как-то выразить даже неудовольствие, не говоря уже о несогласии. Хотя таковое есть...
● Участники:
Revannen и Mairan.

Отредактировано Mairan (30.01.14 22:59:59)

0

2

Даниэль с улыбкой протянула руку, несильно сжимая ладонь матери, и принимая поцелуй в лоб от отца, когда родители уходили на работу. Тихо скрипнула входная дверь, отсекая ее от мира, и девушка уже привычно осталась одна.
Тут же легкая улыбка потухла, и она откинулась на спинку своей инвалидной каталки с усталым вздохом. На улице было пасмурно и к мерному тиканью часов добавлялся гулкий барабанный звук дроби капель дождя по крыше и окнам. Мрачно уставившись в потолок, Даниэль чуть скривилась от занывших обрубков, оставшихся от ног. До сих пор она помнила этот эпизод столь ярко, что каждую ночь просыпалась с криком и в холодном поту. А ведь прошло уже достаточно времени. А эта картина все также ярка...Шальная граната, предостерегающий крик боевого товарища и взрыв за спиной. Вспышка боли и ее откидывает  вперед. Она не погибла. Но придя в себя поняла что на жизни ее высшие силы поставили жирный крест. На месте некогда стройных и красивых ног, у самых колен  остались одни обрубки.
В глазах защипало, и Даниэль раздраженно всхлипнула, резким движением вытирая непрошенные слезы. Нет...это просто дождь...да...пара капель занесенных ветром через приоткрытое окно. Всего лишь...
Пальцы непроизвольно нащупали пачку сигарет. Вспышка огня и девушка затянулась голубоватым, сизым дымом с отчетливым привкусом вишни.
-Черт бы побрал этот дождь...- она почти отвыкла говорить. Конечно товарищи и друзья навещали ее, но редко. А родители были целыми днями на работе.
Фон Готт плавно толкнула колеса и переместилась к столу с компьютером, стоящим у самого окна, чтобы она могла хотя бы смотреть на улицу. Ведь она так редко бывает снаружи... И все что ей остается это смотреть в окно, да сидеть в интернете.
Почувствовав легкую тяжесть в области колен, девушка опустила голову и улыбнулась. На нее смотрели умильные , цвета янтарного-меда глаза ее любимой кошки. Медея - черная ангорская, единственная отрада Даниэль. Тихо мяукнув, зверь скрутился клубочком и положил голову на живот хозяйке, своим теплом отгоняя беды и снимая боль. А в ответ благодарно принимая почесывания длинных и все еще ловких пальцев бывшего офицера.
-Вот мы снова одни моя хорошая...Наверное тебе скучно со мной?-на лице девушки появилась теплая и искренняя улыбка. Она любила Медею всем сердцем. И кошка отвечала ей тем же.
Откинувшись на спинку своего кресла, фон Готт прикрыла глаза и тихонько задремала, под дробь дождя по крышам. Была поздняя осень.

Отредактировано Revannen (29.01.14 00:07:31)

0

3

Александра Энн Лонерган 17 лет

http://5.firepic.org/5/images/2014-01/29/1jybsyu18iaz.jpg

Джеймс Лонерган улыбнулся и ласково потрепал дочку по голове.
Хорошо, папа. — Улыбнулась в ответ Александра. Нет, у нее не было ровным счетом никакого желания делать то, о чем просил её отец, но раз об этом попросил именно он, то иных слов от неё можно было не ждать.

   С пустыми руками в гости, особенно незванные, не идут. Поэтому первом делом семнадцатилетняя девочка направилась за гостинцем и цветами. Нет, сейчас она не думала об угоде той, к кому поедет после, но проявить крайнее расположение, дабы потешить себялюбие, ей это ничуть не мешало. Энн Лонерган была умной, но вместе с тем и глупой девочкой.
   Что может быть лучше конфет? Конфеты ведь любят все! Увы, но в этом городе всего один экземпляр подобной продукции показался Александре достаточно хорошим, чтобы его могли подарить ладони той, что носит фамилию Лонерган. Эту коробку конфет, кажется, знала вся округа, ибо цена больше двух тысяч долларов недвусмысленно намекала на чрезвычайную искусность в их изготовлении. Тот тип мастерства, который нужен для памятников, которые можно глядеть, но нельзя трогать и иметь у себя дома. Однако этот "монумент", покоящийся ныне на коленях дочери Лонерган, хоть и создавался с той же целью, да только судьбой был, оказывается, наделен иной.
   В цветах Александра ничего не смыслила и взяла те, что ей нравились. Два десятка алых роз и красивая обертка в комплекте. Теперь можно было выдвигаться к дому этой странной девушки. Странной, потому что решила сражаться.

   Джеймс не любил лимузины. Не любил он и джипы, а потому его дочь, Александра Энн Лонерган, всегда ездила с личным водителем в какой-нибудь достаточно старой, «классической» машине, за которую некоторые особо рьяные коллекционеры были готовы даже на преступление средней степени тяжести.
   Черный Бентли в прекрасном состоянии, 1974 года выпуска, остановился на обочине возле дома Даниэль фон Гот. Из машины вышел белокожий водитель в тёмных очках и, раскрыв зонтик, подошел к задней двери автомобиля, возле которой чуть наклонился вперед, и только потом открыл. Сапожки будущей принцессы льяров изящно коснулись земли.
   Её не беспокоил дождь, пускай обе руки и были заняты, - цветами и коробкой конфет, - ибо водитель ненавязчиво следовал рядом до самой двери, держа зонтик преимущественно над головой девочки, благо и сам ютился так, что оставался сухим.
   Александра с презрением воззрилась на звонок. Вот она, придурь бедности! Звонок тревожит слух и отвлекает, в то время как мерный стук говорит о беспокойстве гостя за чувства хозяина. Превентивная вежливость, как она есть.
   Вздохнув, девушка старательно изобразила на лице трогательную вежливость и... кивнула водителю, чтобы он постучал. У нее же обе руки были заняты. Мужчина так и сделал.

Отредактировано Mairan (29.01.14 21:59:13)

0

4

Даниэль с мрачным мрачным интересом наблюдала за красивой машиной , родом из прошлого века, старательно пытаясь понять - какого собственно Дьявола тут понадобилось богатею? Нет, жила она в вполне себе хорошем районе, достаточно респектабельном для жителя среднего достатка. Но конечно не с точки зрения богатенькой девочки ,с кукольной внешностью , вышедшей из машины. Недовольство и отвращение прямым текстом были написаны на ее личике. Очередная дурочка , выросшая в роскоши и не знавшая отказа.  Зато уже с рождения смотрящая на других сверху вниз , благодаря деньгам богатого папочки. Даниэль не любила таких. Для боевого офицера такие люди были хуже бандитов и террористов. Ведь как правило все их состояние строилось на страдании и бедах тысяч остых людей.
Девочка прошла к двери ее дома , а личный водитель....илискорее слуга? Впрочем не важно. В доме раздалась трелх звонка.
Фон Готт не имела ни малейшего желания открывать , но банальная вежливость заставила ее двинуть коляску в сторону двери.-Сейчас. Минуту.- немного хриплым голосом отозвалась девушка и с помощью специальных поручней , установленных на стенах, открыла дверь и ловко по ним же вернулась в кресло. Родители Саньциально установили эти поручни по всей квартире , чтобы Даниэль хоть , как-то могла обходиться сама и немного заниматься спортом - в частности на турнике. Так что несмотря на инвалидность , она пребывала в прекрасном состоянии . Дай ноги - и хоь сейчас в бой.Одета она была а обычную черную майку и короткие джинсовые шорты , выгодно подчеркивающие оставшееся , довольно красивое тело. Впрочем , Даниэль не надеялась найти себе ни парня , ни жениха. Никому ненужна женщина-инвалид.
Дверь распахнулась наружу и в незваных гостей вонзился взгляд холодных ,зеленых омутов.
-Даниэль фон Готт. Чем могу Вам помочь?- вопрос сопровождался нейтральной улыбкой. Даниэль действительно понятия не имела о том , что собственно потребовалось дочери богатея от инвалида. Пускай и бывшего боевого офицера. При этом она бросила короткий и предупреждающий взгляд на бок своего кресла , где в уютной кобуре лежал травматический пистолет. Солдат не бывает бывшим. А о своей безопасности приходилось заботится.

0

5

   Энн Лонерган была одета достаточно скромно. Показательное богатство и эпатажность - признак дурного вкуса, а Джеймс и его дочь не обладали подобными чертами в характере. Нет, эта семья не боялась обвинений в вульгарности, поскольку каждый носитель её фамилии никогда не вращался в тех кругах, где использовали такие слова.
   Но вот вопрос качества - совсем другое дело. Именно опираясь на этот показатель Александра надела на себя спокойное серое пальто из Бельгии, французскую шапочку и сапожки из тех мест, границы которых напоминали эту обувь.

   Энн стойко встретила взгляд стальных зеленых глаз. Она не подала виду, но они ей даже отдаленно понравились, ибо напомнили её собственные. Хотя в последнем случае большее сходство было бы с нефритом, а вот Даниэль обладала глубиной достойной именно изумрудов. Зато, хоть предупредительный взгляд и остался без внимания со стороны дочери Джеймса, в то же время водитель, что всё еще был рядом, держа зонт, запустил руку под пиджак, сжав рукоять своего пистолета.
   Разумеется, девушка открывшая дверь удостоилась и легкого оценивающего взгляда. До тех пор, пока взгляд не опустился ниже колен, можно было бы подумать, что это здоровая, красивая и молодая особа. Когда же это произошло, Александра даже невольно сделала полшага назад; нет, она не испытала брезгливости или чего-нибудь эдакого, но это было жутко неэстетично. 
"Вот ведь... дура." — Подумала про себя девочка. Ей было решительно неясно, что заставило Даниэль, обладая такими данными и, очевидно, возможностями, вступить на путь столь опасной и рискованной профессии. На мгновение Александра даже подумала, что инвалид перед ней получила по заслугам. За глупость. Захотелось развернуться и уйти.
   Но отступать было нельзя, какой бы неприятной не становилась ситуация.

Лонерган Инкорпорейтед проводит день памяти погибших и участников военных действий, в которых и вы участвовали. Сегодня вечером проводятся благотворительный парад и концерт, на который многие из ваших боевых товарищей получили приглашения. Мой отец не любит войны, откровенно ненавидит, но он уважает тех, кто сражается за свободу и права слабых. Он уважает людей, которые позволяют себе быть сильными. — Энн импровизировала, специального текста не было, но говорила четко и едва-едва тепло. Исключительно так, как нужно. — К сожалению, не все имеют возможность его посетить. Меня зовут Александра Энн Лонерган и я тут, чтобы сказать, что всегда будут те, кто будет помнить.
   Во время этих слов Энн попутно понимала, насколько трудно наладить адекватный контакт между людьми разного социального статуса. На лице Даниэль была улыбка, да, но Александра была весьма проницательна и видела за ней ненависть к себе. Неприязнь за то, что она по праву рождения выше, чем многие. Осуждение без суда, лишь по обвинению. Разумеется, отвечала она тем же. Хотя слова и были с положительным смыслом, но взгляд нефритовых глаз выражал негатив.
Прошу вас принять этот маленький знак памяти. — Девочка протянула конфеты с цветами.

0

6

Еле заметный кивок водителю-телохранителю, показывая что опасности нет и Даниэль сосредоточила свое внимание на девочке. Она по достоинству оценила храбрость водителя.
Выслушав ее, фон Готт на мгновение приподняла левую бровь. Изящно. На лице появилось неприкрытое удивление. Она честно говоря не ожидала что кто-то вообще еще в курсе что они , то есть участники боевых действий вообще существуют. Тем более было удивительным что поздравляла их отдельная корпорация. Да, наверняка они преследовали свои цели, но все же внимание было приятно. Хоть какое-либо. Ведь как было в этой жизни - солдаты и офицеры воюют, получают травмы а потом их с пенсией вышвыривают в утиль. Сразу же резко сужается круг общения. Друзья, с которыми казалось бы прошли многое, внезапно исчезают. И зачастую, ты становишься никому ненужным куском мяса. Пускай и живым. Но для окружающих ты как бы уже мертва.
Благодарно кивнув, Даниэль приняла цветы и коробку с конфетами, на мгновение тяжело вздохнув, но затем подняв голову и улыбнувшись чуть более доброжелательно.
Благодарю мисс Лонерган. Спасибо что Ваша компания помнит о военных людях.- на этот раз доброжелательность была вполне искренней. Даниэль было приятно что хоть кто-то еще помнит о них.
-Я не могу отблагодарить вас достойно... но возможно вы не откажетесь от чашки чая или кофе ? Если не торопитесь конечно?- коляска сдвинулась немного в сторону, открывая проход , а фон Готт приглашающе склонила голову на бок. Мол проходите, не стесняйтесь. Было видно что девушка была не прочь поговорить хоть с кем-то и что она уже давно пухнет от скуки.

0

7

   Охранник улыбнулся в ответ на кивок девушки и заметно расслабился, убрав руку из пиджака. Мужчина был совсем иного мнения о Даниэль, чем недавно в мыслях была его маленькая госпожа, и если бы небольшой шрам у правого глаза не скрывали тёмные очки, было бы, возможно, понятно "почему". На самом деле, он вообще выглядел достаточно интересно и необычно, но профессиональный "наряд" - костюм - и аккуратно зачесанные назад, а затем тщательно прилизанные волосы создавали впечатление совершенно безликого человека.
   Лишь эта улыбка, снисходительная и ироничная, но, вместе с тем, и удивительно добрая, чуть-чуть раскрывала его истинный лик.

   Александра морально уже была готова к отрицанию подарков с какой-нибудь псевдо-героической пафосной фразой, благодаря которым старики-ветераны, по её мнению, нередко выставляют себя дураками.
   Однако, ситуация неожиданно повернулась совсем в другом ключе и девочка даже немного оробела. И посчитала дурой уже себя. Воспринимая её отношение как предвзятое, рассудила бывшего офицера с той же легкостью, по тому же принципу.
   На щеках появился нежный румянец.
   Точно так же, как какое-либо лицемерие исчезло с лица Даниэль, так и Энн избавила себя от всякого двоемыслия.
Сэм, подожди здесь. — Мужчина с готовностью кивнул, подарив легкую улыбку и маленькой госпоже. Она отличалась от улыбки, адресованной Даниэль; была более насмешливой, по-доброму.
   Затем водитель повернулся лицом к автомобилю, а Александра вернулась вниманием к Даниэль.
Не откажусь. — В голове проскользнула мысль, что, пожалуй, именно этого и хотел Джеймс Лонерган, когда отправлял свою дочь в дом фон Готт. Благодаря этому улыбка на молоденьком лице стала чуточку искреннее. — Не беспокойтесь о пустяках. Отец бы сказал, что достойное - не обязательно равноценное. Достойное - это предел возможностей и только. И если своё достоинство вы миру уже показали, то мир вам своё... пока еще нет.
   Девочка, стараясь не глядеть на коляску и концентрировать внимание, во время общения и зрительного контакта, на лбу Даниэль, вошла внутрь. Ей казалось, что подобный вниманием она будет докучать хозяйке этого дома.

0

8

Фон Готт приглашающе кивнула и закрыла дверь за девочкой. После чего ловко развернула коляску и проехала на кухню, где собственно и предложила девушке присесть на немного старенький, но тем не менеее достаточно уютный стул.
Сама же Данэль положила конфеты на стол и потянувшись достала вазу, не без труда набрала в нее воды и вместе с цветами поставила на стол. Все это делалось гораздо медленнее, но ей было простительно.
-Уфф...этот дождь меня доконает...-проворчала Даниэль, едва заметно поморщившись и потерев края своей раны, скрытые бинтами и специальными накладками.
-Подождите мисс Лонерган. Сейчас поставлю чайник.- после чего с ухмылкой девушка подъехала к одному из поручней и зацепившись за него , ловко , на одних руках начала передвигаться по кухне. Минут через 10 чайник уже весело пыхтел на плите, разогреваясь, а Даниэль с наслаждением наконец-то вернулась в свое кресло, чтобы передохнуть от тех кульбитов, что она проделывала на руках.
-Только так и остается поддерживать форму.- с усмешкой сказала бывший солдат. Ведя неспешную беседу, в принципе о нейтральных вещах, фон Готт с грехом пополам смогла сервировать стол и перед Энн вскоре стояла чашка с ароматным чаем, баночка с домашним джемом и свежий хлеб. Также девушка пододвинула к гостье конфеты. Сама она ела только восточные сладости, так что к шоколаду была в принципе равнодушна. Объявилась и пропавшая Медея, нагло обнюхавшая ногу гостьи и усевшаяся рядом с ней на соседний стул. Кошка лукаво и хитро косила на девушку янтарным глазом  и помахивала хвостом, явно требуя свою долю лакомств.
-Ваш отец мудрый человек, Мисс Лонерган. Я бы сказала, что он умеет в некотором роде читать и видеть людей. Как вы и сказали, я свое миру уже показала...- далее пошла беседа нейтрального типа, где Даниэль вполне дружелюбно но без особых эмоций обсудила с девочкой технологические новинки и молодежные деяния, а также посетовала что вот медицина никак не развивается и что возможности вернуть ноги никак нет. После приблизительно часовой неспешной беседы гостья ушла, а Даниэль провожая ее вежливо предложила на досуге заезжать к дряхлому офицеру на чаепитие.
Расстались они вполне на мирной ноте. Неприязни небыло. Был легкий интерес и нейтральное дружелюбие друг к другу. Почему-то фон Готт казалось что девочка даже рискнет вопользоваться ее предложением.

0

9

   Вообще, наблюдать за тем, как Даниэль справляется у себя дома было достаточно интересно. И необычно. Главными причинами этого становилось то, что в процессе абсолютно не участвовали ноги, по понятным причинам, но создавалось впечатление, что сама девушка не испытывает с этим никаких трудностей. Зато Александра - напротив, столкнулась с некоторым препятствием и чувствовала себя достаточно неловко. Главным образом потому, что она чувствовала себя здесь чужой. Поэтому дочь Джеймса Лонергана вела себя чрезвычайно скромно и старалась лишний раз ничего не трогать.
"А еще мой отец говорил, что у богатого человека есть возможность быть благородным, в то время как бедному остается только гордость." — Почему-то подумала Энн.
   Зато от чего она точно не испытывала неловкости, так это от обращения Даниэль. "Мисс Лонерган" умудрялись использовать даже учителя в школе, знавшие о статусе девочки, не говоря уже о всех слугах, что служили семье Лонерган. Это имя было ей привычно с самых младых лет.

   Когда Даниэль что-то спрашивала, Александра ей отвечала, а бывало и наоборот, но разговор постепенно теплел и лишался всяческих углов. Это был хороший знак.
   Стоит заметить, что Энн ни разу не попыталась помочь бывшему офицеру в чем бы то ни было. Во-первых потому, что она к этому была непривычна, а во-вторых - из-за нежелания намекать девушке на её несамостоятельность. Попробуй тут указать на это, когда Даниэль-то была вполне способна делать всё собственноручно! Да и хозяйствовать в доме, в котором уже есть хозяйка - дурной тон.
   Чай, простые угощения и нейтральная болтовня оставили на сердце Александры неясное впечатление. Она была способна говорить на многие темы и делать это неглупо, но ей было странно осознавать, что неполноценный, казалось бы, человек был вполне себе полноценным. Несовершенным физически, да, но полноценным. У Даниэль были свои мысли, свой взгляд и свои цели. Кажется. Насчет целей... это была догадка Энн, но наверняка правильная!
   Проще говоря, девочка ушла скорее в смятении, нежели в добром расположении духа. Хотя затем оно непременно обернется именно таким образом, а сейчас надо было расставить всё по своим местам.
Может быть... — Робко улыбнулась дочь Джеймса Лонергана в ответ на предложение зайти еще как-нибудь, и покинула дом фон Готт.

   Сэм тут же поднес зонт к маленькой госпоже и проводил её до машины, где открыл перед Александрой дверь и только затем сел на водительское место сам. Всё это время его лицо не покидала легкая, странная улыбка.
   А затем черный бентли мягко двинулся вперед.

0


Вы здесь » FRPG «Illusions of Olm» » Archives » Ценности I


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC