FRPG «Illusions of Olm»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG «Illusions of Olm» » Archives » The hope.


The hope.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[video2=550|42]http://embed.pleer.com/track?id=B2y0fqB29m0qyBsf3[/video2]
http://s6.uploads.ru/t/fVsFP.jpg

● Дата, время и место действия: 17 марта 2017 года, остров близ континента Эоль.

● События: Ранняя весна 2017 года. Прошло уже больше года с момента слияния двух миров, когда простые игроки Иллюзий Олма оказались заперты в настоящей реальности некогда фентезийного мира. И реальность эта оказалась куда тяжелее и страшнее, чем кто- то из них мог себе представить. Ведь новый мир оказался куда более опасным и враждебным. От привычной системы воскрешения в храме остались лишь воспоминания, а единственным способом возрадиться было лиш преждевременно воскрешение магов или же Кресты Перерождения, являющиеся довольно дорогим удовольствием. Теперь возможность смерти была реальна. За это время френд листы многих игроков порядели. Они лишились друзей, знакомых. Кто-то же просто видел смерть других. За время апокалипсиса уже успело погибнуть порядка 1500 некогда игровых персонажей. В воздухе витал липкий запах страха, окутавший сердца десятков тысяч людей. Кто- то сдался, забившись в самые темные и безопасные углы. Но многие продолжили свою борьбу, не желая мириться с судьбой и продолжили поиски заветного артефакта в надежде на то, что он может стать ключем к их возвращению домой.
Эта история произошла у развалин храма, погребенном под землей уже многие столетия, если верить летописи этого мира. Редкие путники захаживали сюда в игровые времена, но еще реже это стало происходить после слияния, ведь остров и его обитатели были настроены явно не дружелюбно к пришельцам из внешнего мира. Одинокие элитные мобы расхаживали по этим землям, представляя собой не малую угрозу для игроков, большую же опасность являли собой группы монстро, постоянно патрулирующие вход в рабиринт храма, ведущий к алтарю светыни, куда еще не ступала нога иномирцев. Ходили слухи, что именно там может находиться заветный артефакт. Многие же этому просто не верили и не хотели рисковать за зря.
Но все же нашлись те, кто, не взирая на опасность, решились проникнуть вглубь храма, в надежде что именно там может скрываться заветный ключик к их спасению.

● Участники: KindCat, Tanatos


P.S. Локацию населяют группы гоблинов, тролли, огры. Все монсты элитные и представляют собой реальную опасность.

0

2

Теплый и сухой ветер трепел ассассина по волосам, а полящее солце припекало голову. Он с трудом разлепил глаза, с прищуром глядя на яркий солнечный диск. Поерзав, кутаясь в подстилку сильнее, он с большой неохотой все же решил встать. Прошел уже третий день его пребывания на острове. И если в первый день этого маленького путешествия их было трое, то теперь он остался совсем один. Элис погибла. Благо он отдал ей свой последний анх перерождения, а потому причин для волнения не было. Райз же ушел после этого происшествия. Но тоже был жив. Теперь ему было даже спокойнее. Не надо было переживать за других и бояться, что что-то может пойти не так. Он был предоставлен сам себе и переживать небыло причин. За последний год такое чувство, как беспокойство о себе любимом окончательно покинули его. Алекс смирился и, в конце концов, сам принял решение, что не отступится и не сдастся, как это сделали многие другие. И если в этих руинах действительно находилось желанное чудо на спасение- он был обязан его найти. Не ради себя, ради других.
За последнии два дня они успели прочесать пустынный остров вдоль и поперек. Оставался лишь храм. Чертовы элитные монстры шныряли всюду, мешая поискам. Но будучи один он теперь мог спокойно перемещаться в инвизе, не завися от своих партнеров по пати. Окончательно проснувшись и приведя себя в чувства, он начал собирать вещи, складывая свое миниатюрное место ночлега. Нельзя было не заметить его печальной ухмылки, когда он проверял инвентарь. Зелий маны и жизни осталось всего по паре штук, да и бинты были на исходе.
- Только одна попытка. Если ничего не найду- вернусь на континент,- решил он, поднимаясь и отправился в путь.
Через пол часа пути он наконец добрался до места назначения. Стоя на небольшой возвышенности, его взору предстали одинокие руины, почти полностью погребенные под землей. На поверхности только остались массивные башни, присыпанные землей и покосившиеся в разные стороны.  Теперь это пустынное место кишило гоблинами и троллями, которые облюбовали катакомбы. Укрывшись покровом невидимости, Алекс начал пробираться к развалинам в поисках входа.
Он двигался тихо, стараясь не натыкаться на снующих троллей и огров, бродивших поблизости. Наконец, добравшись до заветной дверци, он тихо проник внутрь лабиринта. На удивление коридоры были не узкими, а вполне просторными, а надуманная ими тьма и мрак, оказались более менее освещены тусклым светом факелов, установленных вдоль стен. Неменьшим удивление было то, что внутри никого не было. Пройдя уже добрую сотню метров, петляя по лабиринту, он не увидел ни одного моба.
- Подозрительно тихо... -прошипел ассассин и тут же осекся. За его спиной раздался какой- то шорох и шум, шум чьих- то шагов. Стоило посетовать на тишину и одиночество и тут как всегда, по всем известному закону. Оставалось лишь вжаться в стену, притихнуть и ждать. Ждать и надеяться, что чертовы монстры не смогут каким- то чудом заметить его в инвизе.

+1

3

- Чёртов ветер, - сплёвывает некромант, неспешно передвигаясь по песку. Вязнут сапоги, каждый шаг даётся с трудом, слепит солнце, тело покидают силы… ха, что за ересь? Мрачный мудрец мрачно улыбается, упрямо делая шаг за шагом. Хотя вряд ли можно разобрать выражение её лица за капюшоном и плотно облегающим горло и лицо шарфом. Только единственный глаз отражает бесконечные пески и… разрушенные башни величественного храма. Шаг. Ещё шаг. Прыжок. И над заметёнными  горячим сухим ветром следами клубиться чёрный дым – единственное свидетельство присутствия здесь жнеца душ.  И то ненадолго. До тех пор, пока не поднимется песчаная буря, чтобы навечно похоронить малейший отпечаток мерзкого тумана. В песках нет жизни. В песке только сухая иллюзия жизни. Впрочем, кажется, весь этот мир обратился в один сплошной мираж. «Иллюзии Олма» - теперь любой использует как ругательство.
***
Замах. Плавное движение рукой и брызги крови на одежде. Некромант улыбается, размазывая пальцами вязкую красную жидкость. Это кровь тролля? Или её собственная? Плевать. Главное, что она жива. Наконец-то жива и дышит полной грудью. Вдох. Суховей обжигает нутро, выворачивает наизнанку лёгкие. Владелица косы заходится в болезненном кашле, пачкая слюнной ткань. Быстрый взгляд по сторонам и под ноги. Остекленевшие глаза некогда страшного противника. С каким-то животным удовольствием она отпихивает отрубленную голову и скрывается в солнечном мареве. До развалин храма было не так уж и далеко, поэтому казначей «Кровавых правил» особо не торопилась. Да и зачем, собственно, ей нужно было спешить. Резкие порывы ветра иногда заставляли её замирать на месте, придерживая полы изорванного,  испачканного плаща. За спиной, в удобных кожаных креплениях, покоилась вновь перепачканная коса. Хотя девушка всё же небрежно почистила её о песок, ухоженности оружию это не добавляло. Да и впрочем…
Некромант активно завертела головой, резко уходя в сторону, перекатилась по песку и осталась так лежать. Рядом протрусили три тролля, жадно втягивая ноздрями воздух. Некогда бесбашенная путешественница с удовольствием бросалась на податливых мобов, пусть и элитного типа, но сейчас закусила губу и надеялась на жизненно необходимое умение. Похоже, даже мерзким некромантам сопутствует удача. Ни одна из тварей даже не покосилась в сторону тёмной тряпки. Путница поднималась медленно, уже несколько заметённая песком, она просто не могла делать это быстрее. И снова шаг за шагом  приближалась к своей цели.  Свело желудок. Да, она давно не ела.
Под палящим солнцем останавливаться было бессмысленно и в такой одежде даже вредно. Но небесное светило медленно катилось к горизонту, цепляя редкие облака. Девушка проводила это явление мрачно и, если не сказать, опасливо. Ночью гоблины, тролли и огры не самые лучшие противники. Даже для умудренного опытом некроманта, коим наша героиня и не являлась. Ей удалось поймать момент, когда большая группа мобов направилась от входа в забытый богом храм и полностью от него отвернулась. Сжав зубы и сдерживая утробное рычание, мрачный мудрец ринулась к единственному препятствию на пути ко временной безопасности и влетела внутрь. Срываясь на судорожное дыхание, владелица косы  кое-как поднялась с живота на четвереньки и поползла прочь от двери. Словно по мановению руки вспыхнули факелы на стенах. Девушка добралась до стены и поднялась. Значит, ей не придётся тратит силы на освещение пути. Всё оказалось как нельзя лучше. И это было подозрительно.
***
Весь день, вернее вечер и ночь, девица провела в большом повороте лабиринта, всегда готовая к внезапному нападению, даже невидимого противника. Поначалу она ждала незваных гостей с минуты на минуту. Но прошёл час. Два. Пугающая, но в то же время умиротворённая, тишина иногда прерывалась бешеным завыванием ветра где-то там, наверху, высоко над головой некроманта. Несмотря на неприятный запах пыли и земли, в храме было свежо и не было палящего зноя. Слабая улыбка бы тронула губы измученного путника, не будь он мрачным мудрецом не в себе.
- Морти, - тихо позвала девушка, стягивая шарф и мощный, плотный плащ. Пет нехотя появился из складок ранее упомянутых вещей, оплетая туманным хвостом руки хозяйки. – Сторожить.
Алые глаза участливо блеснули, и, перехватив косу, воплощение Смерти заскользило по временному пристанищу своей владелицы. Плащ был безбожно скомкан. Девушка устало рухнула на него. Коса была аккуратно уложена под правую руку. Левой же девушка полезла в сумку.  В полумраке большая ячменная лепёшка больше походила на камень, но это нисколько не убавляло её заслуг. Конечно, трудно наесться одной лишь лепёшкой, но еду и воду на данный момент приходилось экономить. Как и зелья.  В животе снова заурчало, но девушка только устало вздохнула, собирая со щёк крошки. Следующей из сумки показалась фляга. Сделав пару мелких глотков, обряженный в чёрное прищурился и засунул драгоценную воду обратно. Самыми последними показались бинты. Не желая тратить зелья, девица только потянула вверх просторную рубаху, с нескрываемым разочарованием глядя на алые пятна на ткани. Самое крупное пятно уже давно запеклось, а помельче были совсем свежими и мазали чёрную кожу перчаток. Рана на боку вновь открылась и кровоточила. Бинты свалялись и совершенно не держались на талии. Пара глубоких царапин на боку только начали покрываться корочкой, а тут на тебе – битва с троллем. Некромант хрипло рассмеялась, стягивая повязку. Поскольку пока она не собирается использовать целительные снадобья, придётся помучаться как обычные люди. Обычные люди. Люди. Люди того времени. Того времени, когда не приходилось выживать. Когда они только учились жить. Малым лезвием на косе путница срезала излишки бинта и закрепила его. Перевязывать себя она научилась просто так, а пригодилось.
- Пока покатит, - хмыкнула девица, заваливаясь на бок и пытаясь уснуть. – Пока всё… покатит…
***
К концу второго дня, невольной гостье разрушенного храма повстречался его первый обитатель. Она как раз исследовала восточную часть лабиринта, когда наткнулась на  непонятную тень. Некромант так и не поняла, был то огры, тролль или гоблин, а может и кто-то другой, но результат был на лицо: испачканная в крови коса и три широких царапины на щеке, не считая пришедшего в негодность плаща. Нелепая усмешка и истеричный смех. Эта вылазка радует её всё больше и больше. Тварь ушла, а жнец душ продолжила своё путешествие. Всё тело напряжено, минимум резких движений. Лучше передвигаться медленнее и незаметнее. Было время подумать.
«- Одна не пойдёшь, - недовольное ворчание мастера гильдии.
- От меня сейчас не так много толку, - недовольно кривится некромант, подпирая тяжёлую после сна голову, - так что, больше пользы я принесу, обследовав тот остров.
- Ты разучилась думать? Или всё никак не поймёшь, что игра закончилась более года назад? – подал голос хиллер, всё с тем же пренебрежением поглядывая на союзницу.
- Уж я-то понимаю, - хмыкнула девушка, бросая взгляд в зеркало. Старый шрам на глазу теперь перекрывался более новым, крестообразной формы.  Рассечённая губа чудом срослась ровно, но тёмный шрам так и придаёт какую-то особенную омерзительность оскалу. Ещё один шрам на лбу, пересекающий и тот, что оставил особенно подлый бывший игрок. Все хотят жить, и эта безумная девка тоже. – Я пойду, что толку только отбиваться от игроков. Мне скучно, я хочу прогуляться!
- Но не на этот чёртов остров, - шипит демон, переглядываясь с хилом. – Впрочем, мы и правда засиделись без дела. Зажрались.
- Как скажешь, - девушка протянула ладонь. – Вы со мной?
- Куда тебя одну отпускать, вернёшься в разных мешках и засоленая».

Пожалуй, девушка никогда не сожалела о выборе гильдии. Пусть в игре это было баловство, но сейчас просто поддержка и помощь.  В которой некромант не нуждалась. С объединением миров в голове словно переключатель щёлкнул. Сорвало все краны и замки.
Носящая чёрный плащ убивала противников спокойно, пряча от остальных довольную улыбку и хищный взгляд.  Её всё чаще можно было поймать смеющейся.  Она старалась держать со всеми дистанцию. Стала много болтать о всякой чепухе, резко меня темы, забывая диалоги. В толпе ей было дурно и порой по-настоящему тошнило. Иногда дело доходило до драк с союзниками. И смеха. Мрачный мудрец непростительно много смеялась. И это пугало. Уже не её. Окружающих. Сумасшедшие достаточно опасны, когда в их руках острые игрушки… например, всегда заточенная коса. И она это понимала. Даже больше, старалась разобраться с этим, а поэтом удержала дистанцию. Люди плохо на неё влияли.
«- Чёрт, нам придётся перенести нашу вылазку, - устало промычал развалившийся демон, посматривая на спящего хила.
- Как скажешь, - на автомате протянула некромант, перелистывая страницу очередного тракта. Некоторые умения просто чертовски помогали.
- Ты что-то задумала, - мастера передёрнуло.
- Нет. С чего ты взял? Я устала. Пойду подремаю, - отмахнулась девица, скрываясь за дверью.
Хил что-то буркнул во сне, завозился и намерился  скатиться со своего ложа, поэтому рванул тут же ловить товарища. Как бы ни было неприятно, а хил нужнее некроманта.
- Задумала, говоришь, скорее, реализую. Хил всегда нужен на месте, а оттого, что меня пару деньков не будет, никто не помрёт, - вздох и прыжок в окно».

Девушка глубоко вздохнула, возвращаясь к своей самой первой остановке. Она прекрасно ориентировалась по малозаметным знакам и просто не могла потеряться. И вновь повторив все процедуры, кроме перевязки, некромант завалилась спать. Радуясь тому, что её плащ и в жару был вполне уютен и в холод прекрасно держал тепло. Морти привычно сновал рядом, охраняя сон одной глупой маленькой девочки.
***
На третий день, перекусив, некромант снова отправилась на разведку. В этот раз возвращение к месту первой, а теперь уже и второй, ночёвки не планировалось. Так что время на исследование было слегка ограничено. Больше на  мрачного мудреца с потолка никто не кидался, не падал и проглотить не пытался, что, однако, несколько веселило. Правда, сами блуждания её не радовали. Девушка искала малейшие подсказки, мелкие надписи, даже  необычные царапины и пометки, но ничего похожего не наблюдалось. Смутное подозрение, что весь путь был напрасен и это просто очередная пустышка, её порядком злили и не позволяли мыслить здраво.  Поймав себя на хриплом бормотании, девица поспешила сжать пальцами больной бок. Боль отрезвила её и стала причиной снижения темпа.
Некромант тяжело вздохнула, сжимая в руках косу. С опасной «игрушкой» в руках было, всё же, спокойнее. Внезапно Морти буквально завертелся, закрутился и маленькие искорки в пустых глазницах вспыхнули алым пламенем. Жнец душ напряглась, едва различимо зашуршав полой плаща. Капюшон был откинут, да и вообще здесь, в полном одиночестве и некоторой изолированности она не нуждалась в защите от окружающих. Тихие шаги, нервный пет, мрачной тенью семенящий вдоль стены, стремясь к невидимому объекту. «Ещё ненормальные?», - с какой-то горечью подумала девушка, стремясь к повороту. Осталось всего полтора шаг. Некромант срывается на бег, привычным движением выносит вперёд лезвие косы и выскальзывает в поворот, готовая к мощному широкому удару. В то же мгновение в поворот вплывает Морти, освещая алым переливом пространство даже лучше, чем факелы. Вместо подсвеченного полупрозрачного силуэта девушка видит относительно знакомую фигуру. Она не жаловалась на память, но это было давно… тогда, когда ещё дуэль между игроками и подлое убийство было всего лишь потешной забавой, а не способом выжить. Но никаких ассоциаций. И, вроде бы, девушка хотелось дружить с логикой, но ныл бок, дрожали от усталости ноги, сводило живот… хах, смешно, на такое некромант не жаловалась, никогда и никому. Просто… она действительно была немного ненормальной.
- Я тебя знаю? – от долгого молчания голос срывается на последней гласной на хрип, а потом девушка заходится кашлем. Но руки не дрожат, крепко сжимают древко косы. Резко выделяются на свету ярко-рыжие волосы и красные глаза. Враг не уйдёт… а, впрочем, сейчас можно договориться почти с каждым. Почти. Фози явно не входит в их число.

Отредактировано Tanatos (13.01.14 21:09:25)

+2

4

Звуки шагов становились все отчетливее, все ближе и ближе. Руки машинально сжали рукояти клинков, да так крепко  что, было заметно как бледные костяшки на пальцах покраснели от напряжения. Алекс еще не знал, кто это мог быть. Но этот кто- то неумолимо приближался и, судя по нарастающему гулу шагов, вот-вот покажется из-за угла.
- Очередной тролль или гоблин.. -немного нервозно рассуждал про себя ассассин, - пустяки, Алекс, ты уже не один десяток таких прикончил.. одним больше- одним меньше,-и уже не важно было, кто покажется из- за угла, он был готов абсолютно ко всему. И если будет хоть один намек на то, что его заметили, как тут же два кинжала вонзятся в чье- то горло.
Звуки шагов вдруг замедлились, затихли, остановились. От такого поворота событий стало как- то не по себе, ведь тупые монстры обычно так не делали- они всегда шли вперед не обращая ни на что внимания. А тут вдруг затихли, остановились, да всего то в паре метров от него, за углом. Эта ситуация заставляла понервничать, задергаться, - что ж вы не идете дальше, уродцы кривые..- уже хотелось самому сделать этот шаг вперед и покончить со всем. Но до этого момента и не дошло. Его невидимый враг вышел на свет божий, представ перед ним во всем своем призрачно- мертвом обличии, да еще и со здоровенной косой наперевес.
Кота передернуло, словно его ударило молнией. И если в этот миг разум недоуменно вопил-" как, он видит меня?", то тело действовало само по себе на чистых рефлексах, призванных чувством самосохранения. Скрещенные лезвия кинжалов звонко ударились о острое лезвие косы, не дожидаясь пока умертвие само замахнется. Раздался пронзительный скрежет метала о метал в сопровождении редких, но не менее ярких от того, искр. Убийца дернулся в сторону от стены, уводя острие косы в противоположную от себя сторону. И он был бы уже готов нанести свой удар, если бы разум, наконец таки, не возобладал над непослушным телом. Сердце билось как сумасшедшее, перекачивая по жилам кровь, пересыщенную адреналином. Зрачки были расширены, дыхание учащенным. Легкая туманная пелена затмевала его взор. Знала бы она чего ему стоило подавить в себе этот четко отлаженный, за последние года полтора, механизм самозащиты, не раз спасавший ему жизнь. Он отшатнулся назад, упираясь спиной о стену и медленно сползая по ней вниз, плюхнувшись на задницу в итоге.
- Черт.. это всего лишь ты.. -выдавил он из себя сквозь отдышку, стараясь перевести дух. По нему было видно, что убийца в смятении, может даже с легким приступом страха. Но страха иного, не того, о котором мог подумать любой другой. Он боялся своих собственных действий. Он испугался, что мог сейчас ей навредить. За время рухнувшего мира ему приходилось убивать других игроков. Но он до сих пор не мог с этим смириться и осознание этого до сих пор терзали его душу. В те моменты ему приходилось переступать через себя, убеждая сознание в острой необходимости содеянного. Но потом... эта боль никуда не уходила, а лишь накапливалась.
Переведя дух, Алекс все же поднял на нее взгляд, попутно решив, что ему она не опасна. Была бы опасна- давно бы нанесла ему удар, пока он приходил в себя. Ему хватило и пары секунд что бы узнать в этой случайной спутнице, девушку- некроманта из BR. Он пересекался с ней до этого в игре пару раз. Еще пару раз, кажется, видел ее и после апокалипсиса. Но решающим фактором того, что он не забыл ее, была давнишняя история про маленькую красную шапочку, обернувшаяся полным фарсом и чистым диким безумием. В хорошем смысле этого слова. Она как раз то и была той самой ненормальной шапкой. От этого стало даже чуточку легче. Он слегка улыбнулся, стараясь приподняться.
- И что же тут забыла маленькая Красная Шапочка? - он пристально уставился на нее, буквально сверля своим тяжелым взглядом, который сам по себе намекал на что- то вроде -и какого черта ты тут забыла, дура набитая? Жить надоело что ли?.

+1

5

- Это и правда, всего лишь я, гадкий серый Волчок, - некромант отшатнулась, судорожно вдыхая сухой, буквально пахнущей гнилью воздух. Нелепо упираясь на косу, девушка попыталась улыбнуться. В этот момент она даже радовалась приглушённому свету в лабиринте. А то мало ли, увидев лицо некроманта, ассасин снова кинется на неё с оружием. У Фози уже просто не было сил обороняться, но, если бы пришлось, то вряд ли бы она продала свою жизнь дёшево. «Никакие целители не спасут», - невесело рассмеялась казначей «Кровавых правил». Смеялась хрипло, совершенно не обращая внимания на неважно выглядящего собеседника. Давно уже не обращает внимания. Не её это. Не её медленно изменяющегося разума. Страшное это дело – сходить с ума. Сорванное, рваное и надрывистое дыхание сменилось частым и размеренным. Она плохо помнила стоящего перед ней человека. До этого чёртового слияния они пересекались случайно, например, в том чёртовом квесте, где несчастному жнецу  пришлось таки устроить окружающим фансервис, а после… а после у любительницы мертвичинки были свои заботы, напрямую связанные с трупами, кстати. Девушка осторожно поправила плащ и постаралась стряхнуть длинные пряди с лица, украдкой поглядывая на причину раннего беспокойства.
- Знаешь, я даже не хочу у тебя ничего спрашивать, - Фози перекосило. На лице застыла какая-то пресная мина с детским разочарованием. – Тоже, небось, на заднице не сиделось. Погеройствовать захотелось? А… не отвечай, говорила же, ничего спрашивать не буду. А мне просто стало скучно. Скучно уже смотреть на эту резню между бывшими игроками. Глупо и такая трата ресурсов.
Судорожный вдох. Голос всё ещё срывается на режущий слух хрип. Тоскливо. Тошно. Уныло. Некромант говорила не торопясь, словно беседуя сама с собой. Впрочем, это было бы вполне естественно в такой ситуации. Мрачный мудрец уже давно не общалась с другими людьми с глазу на глаз. Раньше под боком был кто-нибудь из товарищей. Чтобы схватить за руки, вцепиться агрессивной рыжей в плечи. Поймать. Не дать ей сломать чью-нибудь судьбу из-за раздражающей глупости. И эти, вроде бы, благие намерения убивали в девушке контроль над… недугом? Гхм, возможно, её «неполадки» можно назвать именно болезнью. И это не радовало.
- Эй, ты что-нибудь успел осмотреть? Кого-нибудь встречал? - встрепенулась мрачная девка, поддавшись чуть вперёд. – Эх, снова задаю вопросы. Забудь. Я уже вторые сутки здесь  шатаюсь. Даже успела повздорить с обитателями этого… храма.
И снова заливистый смех. Дыхание выровнялось. Голос тоже. Отработанным движением, коса отправляется в крепления на спине, а сама некромант на негнущихся ногах двинулась к невольному спутнику. Схватила тонкими пальцами и с несвойственной измученному телу силой потянула вверх. Если эта трижды проклятая игра и научила её чему-то, так это то, что порой приходится надеяться на тех,  кому не пожалеешь и заплесневевшую и затвердевшую корочку хлеба. Хотя о ассасине Краунвинд так никогда не думала. Она вообще о нём не думала,  пока не мелькало знакомый ник где-нибудь в чате или не звучал в разговорах игроков. В таки моменты она предвкушающей улыбалась, и даже Хеф отступал от казначея на пару шагов. Мало ли, она и разгромить в таком состоянии чего могла. Это была давно. Уже больше года назад. В какой-то совершенно другой жизни.
- Красивое всё-таки местечко. Проклятое, заплёванное всеми силами этого мирка, но, гром меня разрази, чертовски красивое, - некромант сделала шаг вперёд, пропуская пета перед собой. Алый пожар в глазницах вновь сменился мягким мерцанием. Фози наклонила голову набок, сделав глубокий вдох и страдальчески прикрыв глаза. Данные действия обуславливались просто – некромант мечтала только рухнуть на плащ и привычно закусить грубую кожу перчаток. Но сейчас не время жаловаться. Совсем не время. – А ещё оно до рвоты пугающее и давящее. Можешь всё скинуть на бардак в моей голове, но я никогда не думала, что мне захочется скулить в замкнутом помещении. Но это место особенное. Или я просто некромант до мозга костей? Хах, глупая мысль, а потому оставим её. Лучше бы поскорее найти местечко, где посветлее будет. Я уже начинаю путаться в поворотах, а это не есть хорошо.
Владелица косы говорила с бывшим недругом, как со старым другом. Впрочем, даже ещё более откровенно. «Всё равно в этой пагубном местечке сдохну либо я, либо он. Может оба, а может и выживем. Пха. Сдохнем. Точно… сдохнем», - мысль развеселила, а потому девушка искренне захихикала сквозь плотно сжатые зубы. Её тошнило, перед глазами мерцали тёмные пятно, среди которых мерцали алые огни, на которые мелко дрожащий некромант и ориентировалась. Трудно держать себя в руках, когда в случае нападения ассасина со спины она не сможет даже схватить косу. Нет возбуждения. Есть усталость. Тошнота и тёмные пятна перед глазами. А ещё тупая боль в боку. Но это, возможно, поправимо. Возможно. Потому что некромант любила только достоверные прогнозы.
- Не отставай, я здесь ещё не была, но за следующим поворотом должно быть расширение. По крайней мере, по статистике обязано быть, - Фози было плевать, идёт случайно встреченный товарищ за ней, или так же и сидит в полумраке коридора. Разговоры с самой собой она чем-то неправильным не находила.
Мрачный мудрец не ошиблась. Расширение было. С останками тролля. Тщательно обглоданными. Одни кости. Принадлежность к этому типу можно было обнаружить в груде костей. Такое тряпьё носили только эти твари.   «Кто-то перекусил», - шальная мысль была  отброшена в сторону. Ноги не слушались. Краунвинд добралась до угла, отпихнула ногой пару костей и скинуть плащ с косой. Рядом завертелся Морти. Казначей покосилась в сторону, откуда пришла, усаживаясь на расстеленный плащ и стаскивая с плеча порядком полегчавшую сумку.
- Кто бы здесь не похозяйничал, ему уже плевать на этот закуток, - хмыкнула некромант, нелепо улыбаясь.  Площадь была освещена гораздо ярче основным коридоров, и девушка по привычке принялась раскладывать вещи, но многострадальную лепёшку разломала надвое. Вдруг, ассасин голодный как стая волков? Нет, такой вариант не приемлем, проще сразу его разрезать на кусочки и оставить среди костей. Девушка вцепилась зубами в мякоть лепёшки, выпрямляя ноги. Все мысли улетучились, остались только ноющая боль и усталость. Скосив взгляд на собственный живот, пока очередной кусочек тщательно прожёвывался, мрачный мудрец отметила пару новых пятен на рубашке. – Чёрт.

+1

6

Нельзя было сказать, что ассасин был в восторге от такой встречи. Даже наоборот- он только обрадовался, что остался один и более ему не за кого отвечать, как тут же ему на голову свалился очередной подарок небес. Ничего против некроманта, конечно же, он не имел. В свое время она была довольно интересным объектом для наблюдений. Да и ивент с шапкой оставил у него положительные эмоции. Но это было слишком давно и слишком многое с того раза изменилось. Изменился он сам, да и она изменилась. Не сказать, что в лучшую сторону. Но кто сейчас разберет- что лучше, а что хуже. Каждый справлялся с реальностью в меру своих сил и возможностей. И ей, похоже, приходилось не сладко. Ее внешний вид говорил сам за себя, да и, некогда, симпатичная мордашка пополнилась уже явно не игровыми шрамами, которые не были задуманы в начале.
- Тяжело ей было, наверное...-печально вздохнул он про себя, хотя кому было легко за эти прошедшие полтора года? Он сам был несколько раз на волоске от смерти, но только каким то чудом ему удавалось не здохнуть все это время, что экономило как кресты, так и ману хиллерам.
Ее вопрос, касательно того, что он уже успел осмотреть, он мягко проигнорировал, однако же поспешил ей задать свой вопрос, как и полагалось в обществе приличных евреев, - Ты здесь лишь потому, что тебе стало скучно? И все? -он вопросительно изогнул бровь, взгляд его был напряженным и в какой- то степени даже раздраженным. Он уже заранее предполагал,как она ответит, а потому заранее был недоволен ее ответом, -глупая маленькая девочка... -с тоской покачал он головой, глядя на Тан. От осознания всей паршивости ситуации, стало как- то не по себе. Хотелось спать, просто взять и заснуть. Он вновь медленно сполз по стене вниз, все так же упираясь об нее спиной. Невольно он стянул с себя капюшон, откидывая его назад. Он запустил руку в свое птичье гнездо на голове, растормошив там все хозяйство, рассчитывая, видимо, что так он приведет его в какое- то подобие порядка. А еще, говорят, помогало не заснуть. А некромант все смеялась. Как-то странно смеялась.
Но, видимо, в планах Тан не было целую вечность сидеть с ассасином на одном месте, а потому она как- то по свойски себе помогла ему встать. Точнее даже не помогла, а вынудила. Алекс шел за ней следом, молча наблюдая за ней и слушая. Слушая ее, и не только. Он толком еще не успел исследовать лабиринты храма, а потому он предпочел, что бы некромант побыла какое- то время его экскурсоводом.
- Я уже начинаю путаться в поворотах, а это не есть хорошо.-
- Дааа... отличный провожатый мне попался, -многострадальчески выпалил в сердцах Алекс, пытаясь перестать думать о плохом. Почему- то на ум так и напрашивалась мысль, что она сейчас заведет их куда ни будь не туда. Поплутав немного по коридорам, они вышли к новому проходу, который оказался куда шире предыдущих. Сам собой напрашивался вывод, что они спустились на несколько уровней вниз. По крайней мере, по той информации, что у него была, нижние ярусы отличались более широкими проходами и коридорами, и должно было иметься несколько просторных ниш. В одной из них они и устроились, как раз рядом по соседству устроился и довольно миленький труп тролля. А точнее то, что осталось от этого трупа. Но все равно довольно миленький. Он уже давно для себя решил, что хороший троль- мертвый троль. А этот был более чем мертв. Следовательно, уровень его мимимишности просто зашкаливал в глазах ассасина. На ум почему то пришел бедный Йорик из Гамлета. А пока Кот молчаливо созерцал кости покойного, Тан уже во всю принялась раскладывать свои пожитки. Только тогда, когда она сняла плащ, он заметил ее боевые трофеи, доставшиеся ей в этих землях. Оказывается, выглядела она еще паршивее, чем ему казалось на первый взгляд. От израненной и искалеченной психики тело явно не отставало и даже пыталось выйти в лидеры.
- Черт?- вопросительно зыркнул Кот на девушку, недобро скрестив руки на груди,- и это все, что ты можешь сказать? Боже, да ты себя видела вообще?! Что с тобой происходит? Так спешишь загнать себя в могилу?-голос его стал грубее и громче, он едва сдерживал себя, дабы не перейти на гневный крик. Он, конечно, привык видеть таких, как она. Но не привык к тем чувствам, что они вызывали. Быстрым и уверенным шагом он направился прямиком к Тан. Взгляд его был суров, хрум и мрачен. Она могла бы подумать, что он задумал явно что- то недоброе. И оказалась бы совершенно права! Ведь то, что он собирался сделать, было просто вопиющим негодяйством в понимании Тан. По крайней мере той, старой Тан.
- По тому, как перевязаны твои раны, смело могу сказать- кривые руки это перевязывали. А судя по тому, что ты ешь, ты еще и готовить нихрена не научилась! Зачем ты вообще кулинарию- то качала? -внезапно выпалил он, останавливаясь прямо перед ней. Но голос его был не грубым, не злым. Скорее, по доброму снесходительным. Он наглым образом отобрал у нее кусок лепешки и выбросил в дальний угол, взамен протянув ей свою походную сумку, открыв в меню ей доступ к запасам пищи. Благо чего пожрать у Кота было. Вот с зельями и бинтами было туго, но зато пожрать было. - Пожрать же наше все...-иронично покачал он головой, вспоминая свои скудные запасы бинтов.
- А теперь повернись спиной, снимай рубашку и садись, -в повелительном тоне приказал он Тан, аки птиц-покровитель своему неразумному птенцу, а уже тем временем он выудил из инвентаря пару бинтов и баночку с болеуталяющей мазью, - сразу разочарую тебя- приставать к тебе не буду и не надейся... -насмешливо хмыкнул он, стараясь разрядить обстановку.

+1

7

Девушка ловко поймала кусок лепёшки и снова с удовольствием вгрызлась в мякоть. Впрочем, там и оставалось всего ничего, так что никаких проблем. Она вообще очень любила ячменные лепёшки, правда, те, что получались у неё ни в какой сравнение не шли с теми, которые делала брат. Танатос недовольно скривилась. Не от воспоминаний, не от дерзких и наглых действий ассасина. Но… некромант изменилась с их последней встречи очень сильно. Не было уже той эгоистичной девицы с воистину страшными манипуляторскими навыками и мрачной профессией. Нет, конечно, она и сейчас ловко пудрила людям мозги, удерживала статус  самого известного на игровых, а ныне и реальных, просторах некроманта женского пола, просто стёрлась местами её зацикленность на собственной персоне, граничащая с себялюбием и нарциссизмом. Другие времена, другие ценности. А может быть, это просто её особенно безумие.
- Мои навыки готовки ты не имеешь права оскорблять, ибо я ем то, что хочу, - тяжело вздохнула девушка, понимая, что нарвалась на очередную «наседку», только теперь её отчитывал не Сиен, а малознакомый ассасин. «Докатилась», - невесело хмыкнула некромант, подняв взгляд на потрёпанного собеседника. – Я? Умереть? Ты шутишь? Я не хочу умирать. Слишком мало в моей жизни было богатства. Слишком мало знаний. Слишком мало… тепла? Ну, и тепла, да, тоже было слишком мало.
Напряжённой обстановки не было: казначей чувствовала себя вполне комфортно, если не считать мелкой дрожи, пробирающей всё тело, и  хриплого кашля. Всё же это вам не уютные подвальчики гильдии, а подземелье забытого уже даже всеми богами храма. Действия товарища по несчастью её порядком веселили, хотя бы той истеричной заботой, которую она, стиснув зубы, терпела и от хила, и от мастера гильдии. У носящей плащ был один существенный недостаток – она разучилась смотреть равнодушно на страдания других. Это была даже какая-то резкая перемена в мировоззрении. Она всё так же с привычной резкостью замахивалась косой на обидчика. Всё так же позволяла послушным её воле зомби и прочей мертвечине разрывать врага на части. Всё так же умела внушать ужас одним лишь описанием будущих пыток. Но не могла смотреть, как мучаются те, кто не сделал лично ей и гильдии ничего плохого.  Они искали помощи и поддержки, пусть неосознанно, но Танатос всегда легко вспоминает  отчаяние в глазах несчастных. Вставала на защиту. Чаще всего, конечно, она ввязывалась в потасовку только во спасение жизни союзников, а для обидчиков малознакомых слабых представителей некоторых профессий хватало одного упоминания одноглазой проклятой эльфийки с мощной косой за плечами.  Однако большая часть шрамов всё же была получена из-за достаточно частых вспышек агрессии в адрес любого живого, вернее, движущегося объекта. Проще говоря, из-за проблем с головой одной  странной  девицы.
- Да-да, каюсь, руки у меня в плане лечения растут из задницы, - признала свой недостаток мрачный жнец, послушно поворачиваясь спиной к «спасителю», усаживаясь на колени поудобнее. -  Приставать ко мне? Смешно-о-о-о. Поверь, даже отчаянному извращенцу не захочется.
Фози невесело улыбнулась. Не усмехнулась, не оскалилась, не состроила ехидну гримасу, а просто улыбнулась. Научилась по просьбе некоторых товарищей по гильдии.   Но всё же улыбалась как можно реже. «А зачем? И так сойдёт. Ведь сейчас никому нет дела до других. А улыбаться самому себе признак дурачины. Или это про смех говорят? А, ладно, не важно», - Тан искренне радовалась, что за густой шевелюрой взлохмаченных рыжих волос этой нелепой попытки пожалеть себя не было видно. Краунвинд никогда не находила шрамы, рассекающие лицо точно каскад молний небесную синь, чем-то, чего стоит стыдиться. А вот за шрамы под одеждой. Тут уж, простите, гордиться нечем. Всё же некромант была молодой девушкой.  Устало вздохнув, жнец душ стянула через голову и верхнюю, и нижнюю рубаху, служащую казначею нижним бельём, и откинула ненужное тряпьё чуть в сторону. 
- Ну что же, вверяю свой бок в твои, надеюсь, тёплые руки, – рассмеялась некромант, с удовольствием ощущая прохладный воздух на пылающей мокрой от пота коже. Впрочем, ей было с чего веселиться. Даже Сиена, иной раз осматривающего раны союзницы, передёргивает. Загорелая спина представляла собой набор самых разнокалиберных шрамов, даже те, что были скрыты уже потрепавшимися и испачканными в крови бинтами, скромно выглядывали острыми гранями. Например, крестообразный шрам на правой лопатке, доходящий аж до позвоночника, был получен в первые полгода слияния от внезапно как-то неожиданно атаковавшего второго моба. Танатос тогда так расслабилась, что даже и не подумала приказать Морти защищать свою спину. «Дурой была», - вполне справедливо отмечает девушка. Впрочем, тогда ей немного укоротили и рыжую шевелюру, ныне неровно отросшую до плеч. Ещё один крупный шёл от плеча вдоль левой половины тела. Это некромант сорвалась с одной разрушено постройки. Впрочем, тот случай оставил о себе  вполне симпатичные росчерки не только на спине в виду крупного шрама и нескольких сеточек мелких, но и на руках. Вон, какой-то убийца всадил нож не под рёбра, а только чирикнул лезвием по коже, но жнец душ была так занята обустройством здания гильдии, что, когда при посещении хила девушка пожаловалась на боли в боку, тот даже наорал на, цитируем, стукнутую парой тонной кирпичей наголову рыжую ушастую идиотину. История шрама на груди, змейкой скользящего от ключицы к ложбинке, по-настоящему глупа. Тан буквально работала «щитом» для одного идиота – союзника. Впрочем, в дураках всё  равно осталась эльфийка. 
- И да, насчёт обработки, -  некромант потянулась закованной в кожаную перчатку с тонкой пластиной крепкого металлического сплава за своей сумкой. Благо, она честно взяла с собой  излюбленные родным хилом средства. – Возьми-ка синюю склянку и промокни жидкостью оттуда какую-нибудь тряпку. А потом просто прижмёшь к ране и пусть там и останется. И хватит звать меня Красной Шапкой или как-то ещё. Если тебя смущает мой старый ник, то зови просто Фози. А то сдохну в этой гнилой реальности, и нацарапает на моей именной табличке какой-то шутник «Красная Шапочка».
Раздавать команды опасному убийце? У Танатос всегда было много глупых и несуразных идей. Вот, например, путешествие на этот остров. Чем не глупая идея? Правильно, глупая. Но и сидеть без дела глупо, ожидая, пока тебя, изнеженную принцессу, не спасёт какой-нибудь… не особо приятны тип, которому просто повезло, тоже не выход. Большой такой «не выход». Да и вообще, во всех сказках её привлекали не принцы, а рыцари, являющиеся друзьями главных героев.  Они всегда её привлекали и интересовали. Люди, которые знали, чего хотели, и всегда следовали к своей цели. 
- Это, - Фози даже удивилась, как тихо прозвучал её голос. Да и вообще, сил даже побуянить или подколоть Кота не было. Слабая улыбка, уже не столь вымученная и тоскливая, какая искажала её лицо до состояния фарфоровой маски, усыпанной отвратительными трещинами, а более спокойная и, даже в некоторой степени, нежная  тронула пересохшие губы. – Ты знаешь какие-нибудь сказки?
Танатос устала уже от этих ужасов и кошмаров, медленно обволакивающих её жизнь вязким дёгтем. А в сказках было тепло. Сказки Фози любила.

+1

8

- Увы, детка, но я имею право оскорблять все, что угодно. У нас свободная страна, демократия и все тому подобное,-отшутился ассасин, глядя как она все же доедает кусок этой странной и непонятной лепешки. Было глупо отказываться от стрепни убийцы, но она все таки это сделала. Алекс снесходительно вздохнул, убирая походную сумку, оставив лишь бинты и мази для обработки ран.
Он застыл на месте, стоя неподвижно и молча, наблюдая за тем, как некромант медленно стягивает с себя одежду, медленно обнажив свое тело. Та картина, что предстала перед его взором, не вызывала у него ни улыбки, ни усмешки, ни отвращения или чего- то подобного. Хорошего было мало, но он уже привык видеть подобное и ничего, кроме жалости и, может быть, небольшой злости, из эмоций у него это не вызывало. Ее тело было подробной историей всех бед и глупых случайностей, что произошли с ней за эти полтора года. Каждый кривой, уродливый узор на ее спине был ей напоминанием о том или ином событии. С одной стороны он даже завидовал ей. Ведь у него было мало подобных воспоминаний о прошлом. Да что там мало? Фактически и не было то. Он чудом избегал подобных увечий, зато все окружающие его люди всегда страдали. Словно злая насмешка судьба, хранящая твое тело, но заставляющая страдать душу.
Он подошел к ней ближе, опустившись на колени поудобнее, -а вот руки как раз таки холодные,-с грустной усмешкой проговорил он и прижал ладони друг к другу, начиная растирать их. Приятное и легкое тепло начало растекаться по рукам. Не торопясь он поднес сжатые ладони ко рту и выдохнул на них теплым дыханием, продолжив растирать их. Пальцы покраснели, налившись кровью и став от того теплыми. Осторожное касание кончика пальцев к ее спине, медленно скользящие вниз, от шеи до талии, вдумчивый и печальный взгляд, следящий за их движением, примечающий все ее увечья и раны по поту движения. Чертовски неудачливая девченка, но и чертовски везучая... Алекс выдохнул, прикрывая глаза. некроманту не везло на увечья, но повезло в том, что она до сих пор оставалась жива.
- Надеюсь теперь они теплые,-тихо пробормотал себе под нос убийца, словно он слегка смущался,- но если они все еще холодные- то терпи, не маленькая...-тут же быстро протараторил он, убирая свои пальцы с ее спины. Он дотянулся до ее сумки, нашарив там баночку с зельем, что она порекомендовала ему. Легким и быстрым движением он открутил крышку, макнув в сию субстанцию сложенный вчетверо отрезок бинта и приложил лекарственную припарку к ее ране.
- Так тебя зовут Фози? Хм, хмм, хмм... -задумчиво протянул ассасин, повторяя процедуру, прикладывая лечебную мазь к очередной ране некромантши, - тоже какое- то дурацкое имя,-печально вздохнул он, потянувшись за очередным отрезком бинта, старательно складывая его вдвое, затем еще раз вдвое, -пожалуй, я буду звать тебя маленьким глупеньким котенком... или просто котенком,-усмехнулся Кот, прикладывая очередную припарку к ее ране.
- Сказки? Хэээ, любишь их?-удивленно хмыкнул он себе под нос, разворачивая чистый бинт для перевязки ран. Медленно разматывая ткань, он начал припоминать в своей пустой голове все сказки, какие он знал. Но на ум ничего стоящего не приходило. Все с таким же загруженным раздумьями видом, он принялся бинтовать раны глупенького котенка.
- Ну... не то, что бы это сказка. Скорее почти что правдивая история,-тихо начал он свой рассказ, не отвлекаясь от врачевания, - она об одной маленькой девочке, которая вечно лезла во все неприятности мира, ведомая таким глупым чувством, как скука и тоска. Мало того, что она знала, что ни к чему хорошему ее поступки и выходки не приведут, она все продолжала и продолжала, не в силах остановить себя. И вот, в одной из таких наиглупейших авантюр, в которые она ввязалась, наша героиня повстречала очень наивного и глупого кота, лезущего во все нелегкие тяжбы мира, ведомый каким- то непонятным и глупым чувством долга, долга перед другими, который нашептывала ему его жалость ко всем окружающим его людям. Хотя раньше он такой херней не страдал... -печально вздохнул он, уже перевязав первую рану некроманта, выуживая из сумки еще один бинт.
- В общем встретились наши герои при странных обстоятельствах и в очень странном месте. И, хоть их цели отличались, но все же они обе были такими странными и глупыми. Ее вело непонятное ему чувство. Его же вела глупая вера в иллюзии, коими кишит весь этот чертов проклятый мир.-он затих, замер на миг, даже не сделав ни единого вздоха за несколько секунд, после чего мягко положил ей на плечики свои руки.- В общем сказка глупая и не понятно с каким концом... там дальше посмотрим. Но могу сказать одно- закончится она не как в жизни. Все у них будет хорошо... все будет хорошо... -

+1

9

- Если ты будешь называть меня котёнком, я сдохну, но вспорю тебе брюхо и выпотрошу, - мрачно отметила некромант, нехотя дёрнув ухом. Это действие было скорее  неосознанной привычкой, чем проявлением какой-либо эмоции.
Дискомфорта проклятая эльфийка не ощущала, скорее, просто устала и хотела хотя бы немного отдохнуть.  Но… нет времени отдыхать. «Нет грешным покоя», - вздохнула девушка, задумчиво сгибая и разгибая пальцы, вслушиваясь в бормотание невольного спутника.
- Кажется, кто-то забыл, что такое сказка, - беззлобно поддела Кота любительница плащей, удовлетворённо потягиваясь после перевязки. Рука потянулась к старой одежде, но была тут же отдёрнута. «А ведь им не больше недели», - выбора, однако, другого не было. Подцепив сумку, девушка принялась в ней упрямо рыться, вытаскивая на свет то, что мешало достать новую рубашку. Фози даже удивилась, как всё это туда влезло. Штук пять достаточно мощных целительных зелий, правда, все они были совсем небольшими по размерам и  отчаянно береглись. Для восстановления манны остался всего один пузырёк, но это Танатос как-то ещё переживёт. Моток верёвки, полупустой кошель, иная шелуха нужная для путешествия, включая воду и всякую мелочёвку.  На дне действительно оказалась тёмная рубаха из грубой ткани. Такое казначей не любила, но вариант расхаживать в прохладном лабиринте полуголой не особо радовал. Думаете, были ещё какие-то причины? Увы, дискомфорт был самым главным условием. Затягивая шнуровку на горловине, мрачный мудрец собиралась с мыслями. Ничего путного в голову не лезло. Она только хотела завалиться спать и закрыть глаза на всё, что творится кругом. Широкий зевок заставил зажмурится так сильно, что даже свело челюсть.
- Это не сказка, а идеальная опись нашей ситуации, котяра, - абсолютно спокойно протянула девушка, складывая вещи обратно в сумку и поворачиваясь к неожиданному помощнику лицом. – Мог бы хоть пошевелить мозгами. А то с тобой как с Морти. Вроде и толк есть, а для души твои рассказы… пФ, пустота. Не дело, товарищ, не дело.
Девушка подвинулась, уступая небольшой клочок места на своём уютном плащике парню. Привычным жестом она взлохматила неравномерно отрастающие рыжие волосы и ехидно усмехнулась. Пожалуй, этот товарищ её порядком позабавил. Вроде бы в нём ничего такого интересного, а ведь выкручивается в этом отчаянном мирке. А ещё у него было чистое, не усеянное уродливыми отметинами (в отличие от самой девушки), лицо. По крайней мере, так казалось в полумраке. А её он действительно оказался Добрым…. Любой другой нормальный представитель несколько сумасшедших бывших игроков давно бы добил остроухую под благородным девизом «а чтоб не мучилась». А на деле… а на деле, фантазии самой девушки такие просторы доступны, начиная от раскалённым иголок под ногти, заканчивая медленным поеданием полудохлого некроманта какими-нибудь наглыми мобами. Впрочем, последнее даже предпочтительнее.  Там хоть посмеяться напоследок можно.
Девушка прижала руки к лицу. Тошнило. Очень. Сдерживая позывы отползти куда-нибудь в уголок и выпустить наружу неспокойное содержимое желудка, девушка зажмурилась. Симптомы были не новы. В последнее время это было нормальным. Действительно, походите под палящим солнцем в такой одёжке, некромант на вас посмотрит. Когда тошнота отпустила, Фози судорожно вздохнула, облизала пересохшие и потрескавшиеся губы. Думать стало сложнее, но вроде бы всё снова было на своих местах…
- В сказках не для всех наступает счастливый конец. Знаешь старую добрую «Золушку»? Помнишь ли ты, чем закончили на самом деле её сводные сёстры? Или зачем герои всегда убивают, так называемых, злодеев? Вспомни хотя бы, что сделали с Волком в «Красной Шапочке». Нет, сказки и жизнь весьма схожи. Не всегда справедливость именно то, что нам говорят, - довольно внятно и чётко говорила утомлённая путешественница, скрестив ноги и подперев голову рукой. – Всё зависит от точки зрения. В сказках много хорошего, доброго, вечного, но есть в них одна такая гадкая вещь, называемая почему-то справедливостью. По-моему, это самая обычная месть. Но в то же время, не заслужили ли кары те, кто погиб? Сказки интересны и многогранным, всё зависит оттого, что мы будем в них искать и что увидим. Так что прости, но рассказчик из тебя никакой.
Девица повернулась к Алексу, на удивление по-доброму улыбаясь. Жаль, что после приветливая улыбка сменилась серьёзной задумчивой гримасой.
- Но сказка сказкой, хотя я бы тебе парочку рассказала, но не до них сейчас. Что ты планируешь делать дальше? – в общем-то, вопрос был достаточно актуальным. Всё же уйдёт ассасин сейчас или позже, или вообще пойдёт вместе с отчаянным некромантом? Не то, чтобы это заботило её, просто надо было знать, как дальше стоить свои действия. Как обычно или подстраиваясь под этого приблудыша? «Или найдёныша здесь будет уместней? Н-да, нашла о чём думать», - фыркнула мрачная деваха, нервно поглаживая колено. Мыслей было много, но они больше напоминали неправильно замотанный клубок ниток, нежели привычную логическую цепочки. Что, естественно, не есть хорошо в данной ситуации и в виду поднятой темы. – Только давай без «плывём по течению», а то я тебя ударю. Если ты сейчас свалишь, держать не стану, собственно, если и потом уйдёшь, но надо ли мне включать в свои планы пункт «не потерять ассасина - кошака»?
Жнец душ ещё раз зевнула, вздрогнув от пробежавшего по ногам холодка. Стало как-то особенно мерзко и неуютно. Краунвинд напряглась, невольно поморщившись от боли. Хил делал классные вещи, но обезболивающее не всегда брало кого-то по типу некроманта. Пальцы судорожно сжимают рукоять косы, умело уложенной прямо за спиной. Стук сердца. Вдох. Выдох. То телу мелкая дрожь. Зрачок превращается в тонкую щёлку. На губах обречённая полу улыбка. Почти обречённая. Почти восторженная. Кажется, затишье было недолгим. Совсем недолгим. Снова стук сердца отдаётся барабанной дробью. Разум медленно накрывает пелена почти бессмысленного стремления к  сражению. Сумасшествие всегда подкрадывается незаметно.
- Морти, - тихое, грузное и почти возбуждённое. Бросает в жар. Пет мгновенно оказывается рядом, обнимая туманным хвостом. – Хей, котяра, либо я параноик, либо у нас гости. И чует моя печень, он явно принёс не пожрать.
Танатос сказала бы даже больше, пожрать решили ими. Или она настолько ждёт в этом затишье подвоха, что в том коридоре, откуда они пришли скользи непрошеный гость? Но, если она не ошиблась, то тварь весьма умело скрывается по теням. Пальцы свободной руки впиваются в колено. Некромант не умела бояться как все. Страх пробуждал в ней самое ужасное и мерзкое. Пробуждал её отчаянное стремление унести обидчика с собой. Разорвать его горло. Пустить кровь. Отрывать конечности так, чтобы было видно, как натягиваются кожа и мышцы, как хрустят кости. Её удары всегда приносят как можно больше страданий. Боли. Ненависти. Ненависти к той, что прячет лицо в капюшоне.  Лицо существа, по-настоящему заслужившее эти  глубокие борозды на своей коже. И Танатос упивается этим, пряча все жестокие бесчеловечные мысли глубоко внутри. Как, например, сейчас. Пусть она устала, но она вполне сможет использовать кости относительно недавно обглоданной дряни для того, чтобы создать себе помощника. Это легко. Обычно. Обычно очень легко. Но сейчас. Сейчас её тошнит от усталости. Трясёт от неправильного, какого-то глупого страха и желания избавиться от всей этой мишуры, называемой выживанием.
- Как мне всё надоело, - слова на выдохе превращаются в едва различимое бормотание, почти стон. «Пусть будет как будет», - и дёрганная нелепая улыбка.

+1

10

- А по мне "котенок" так вполне неплохо. Многое объясняет,-развел он руками с ехидной ухмылкой на устах, - но нет, так нет, желание дамы для меня закон.-
Окончив перевязку ран девушки, он отошел в сторону, дабы провести маленькую ревизию своих запасов. Итоги были не утешительными. Бинтов оставалось мало, а сырье для их приготовления и подавно закончилось. Да еще,  как на зло, банок восстановления маны было больше, чем хп. Вот уж толку от манны, когда хп закончатся!
- Ох... -расстроено вздохнул ассасин, укладывая неиспользованные бинты в сумку, попутно выудив оттуда кусок вяленного мяса и пшеничную лепешку. Предлагать повторно еду Фози он не стал. Не потому, что он был жадным, а потому, что однажды она уже отказалась. Алекс не был тем человеком, который не предлагает помощи, наоборот- предлагает и помогает. Но если человек однажды отказался от таковой, то сам больше он уже не предложит, ибо считает отказ полным осознанием другого в своих собственных силах. По этому навязываться он больше не стал. А вот сам же с удовольствием подкрепился, вгрызаясь зубами в недавно приготовленное вяленое мясо, заедая его мягкой лепешкой.
-  Я никогда и не понимал, что это такое достаточно точно и понятно, -пожал плечами ассасин, парируя ее выпад по поводу незнания им сказок, продолжая пережевывать мясо,- а мой бедный мозг шевелится сейчас совсем на другую тему, нежели вспоминать старые детские истории, дабы потешить заскучавшего некроманта, -он перевел свой взгляд на, так называемого, Морти, внимательно осмотрев жуткую тень с косой, деловито покивав головой, видимо в знак одобрения своим умозаключениям и вновь повернулся к девушке, - ну с последним спорить не буду, он и выше меня, да и симпатичнее явно, а собеседник из него уж точно куда интереснее, чем я.-
Расправившись со своим обедом, или ужином, или что там было сейчас по времени, он закрыл инвентарь, подсаживаясь к некроманту. Отказываться от приглашения посидеть рядом с девушкой он не стал. Когда еще такой шанс выпадет бедному странствующему ассасину? Да никогда!
- "Плывем по течению?"-усмехнулся Кот, посмотрев на девушку, - по течению плывут обычно трупы. А я, как видишь, еще живой, -он потянулся, сонно зевая, поудобнее облокачиваясь спиной к стене, - мои планы, казалось мне, понятны как божий день- обыскать подземелье, проверить правдивость слухов о том, что именно тут может покоиться заветный артефакт Олма, который, как стали многие считать, служит ключом к тайне этого апокалипсиса и который может вернуть всех нас домой. Соответственно, если это все так, то спасти всех людей, попавших в эту ловушку, окончив муки и страдания тысяч игроков, вернув их к родным и близким домой, -окончил он свой монолог поднятым вверх пальцем, торжественно возвещающем о завершении рассказа о таинственных планах ассасина, касательно этого маленького приключения.
- И, как ты, наверное, успела заметить- все цели важные и благородные и в них нет ни одного пункта, говорящего или намекающего на то, что все это у меня от внезапной тоски или скуки, которые так и подрывают мой зад на поиски опасных приключений,- он повернул голову, склонив ее чуть на бок, глядя на Фози, - твои причины, как я понимаю, менее прозаичны и вряд ли заслуживают записи в летопись о бесстрашных героях, спасших мир... в который раз.-
Он не знал, что за мысли крутятся в голове девушки, не знал что же движет ей в этом мире, заставляя продолжать жить и бороться. Он же, впервые за долгие годы своей жизни, чувствовал куда более уверенно и хорошо. Тут у него появилась хоть какая-то, но цель в жизни. Впервые он захотел вырваться из этой ловушки псевдомира и вернуться в мир реальный, из которого он когда то сбежал в эту игру. Но вернуться не одному, а со всеми, кто оказался заперт в этом чуждом мире. Что бы вернулись все, до последнего и эта цепочка глупых и бессмысленных смертей наконец- то закончилась.
- Боже- боже, Алекс... и с каких это пор ты стал таким благородным ?-усмехнулся он сам себе, от таких странных мыслей, не свойственных ему в те времена, когда это все было простой игрой.
- В общем расклад такой- я не знаю когда я уйду, если уйду вообще. Но знай- моя задница мне дороже, чем твоя. Ибо важность жизни моей задницы с благородными мотивами видится мне более ценной, нежели твой, притащенный сюда зад, ведомый исключительно от скуки, -он усмехнулся, вставая с пола, направившись к стене, намереваясь оставить на ней отметины кинжалом, что бы не спутать это место потом с каким ни будь другим.
Но тут же он был одернут словами Фози, которые заставили его изрядно забеспокоиться. Он, конечно, не отрицал той возможности, что она может быть параноиком, но в данной ситуации в это верилось слабо. Да и все складывалось вполне закономерно. А если поразмыслить над тем, где они находились- все выглядело вообще без радужно. Завалить и сожрать элитного моба может не каждый. Тем более тролля. А значит тот, кто это сделал был либо не один, либо был куда опаснее этого самого тролля.
- Мини босс пофигист, убивающий всех подряд? -он посмотрел на некроманта, желая узнать ее мнение на этот счет, но для себя он уже сделал определенный вывод- кто бы там ни был, легко не будет в любом случае. Но идеальным вариантом, все же, был бы одиночный моб, ибо размеры комнаты едва ли позволяли развернуться ассасину для танца с несколькими противниками сразу.
- Ты главное не бойся, котенок, -он улыбнулся некроманту, уходя в инвиз. А дабы не потерять ее из виду, он кинул ей приглашение в группу.

0

11

- Да-да, я такая гадкая эгоистичная скотина, - ехидно усмехнулся некромант, вцепившись дрожащими пальцами в косу. Ситуация была скверная. Очень скверная, если говорить серьёзно. Пусть девушка и могла вести сражение на пару с петом, но как себя будет вести ассасин даже не представляла. Вполне логично, что он скорее позволит той твари (Танатос казалось, что это та самая тварь, от которой ей пришлось отбиваться) разодрать девушке шею, нежели выдаст своё месторасположение. Впрочем, она на это и не рассчитывала. Привыкла сама всё делать. И сейчас не исключение.
Правда, был один нюанс. Жнеца душ начало лихорадить. Рыжая уже пожалела, что  пожадничала выпить-таки зелье на повышение здоровья, а резких движений, если в нападающем она не ошиблась, делать не стоило. Пытаясь отыскать второй рукой опору, мрачный мудрец пыталась обдумать, как бы ей заставить противника показаться.  Списывать происходящее на игры воспалённого разума смысла уже не было. Назойливый, прожигающий взгляд будоражил и настораживал. А потому приходилось всё делать быстро, но осторожно. Заледеневшие пальцы сжали сухую кость. Жуткий оскал расцвёл на бледных губах. Проклятая эльфийка была чертовски довольна таким развитием дел.
- Владыка мёртвых, - уверенно пробормотала она себе под нос, сжимая в руке кость и медленно поднимаясь. Опорой стала излюбленная коса, которую руки эльфа перехватили поудобнее, бросая кость к уже собирающемуся скелету. Для зомби у убитой твари не было плоти, но и скелет был хорошим вариантом. По крайней мере, для отвлечения внимания. Но сил на него потрачено было знатно. Всё же не простой моб, а трижды проклятая элита. Девушка облизнула пересохшие губы, всё так же довольно скалясь, и сделала глубокий вдох. В боку предательски закололо. Фози мысленно выругалась, когда тёмная рубашка снова прилипла к телу. Кажется, придётся Коту снова её перевязать. Собравшийся скелет, чуть скрипя костьми по камню, двинулся к создательнице, сверкая ярко-зелёным пламенем в глазах. Танатос было ожидала, что создание встанет за спиной, но вместо этого….
Но вместо этого от Танатос его отделила мелькнувшая чёрная тень, прихватившая с собой кисть нечисти. Некромант стиснула зубы, с силой сжимая древко косы, готовясь к быстрому и резкому замаху. Морти с костяной косой наперевес оплетал хозяйку, точно плащ, не позволяя твари приблизиться к девушке незамеченной.
- Эй, Кот, - спокойно позвала Фози, примерно зная, где скрылся… спутник, - ты не знаешь, что может обитать в этом храме? А то, кажется, я понравилась местной зверушке. Оно за мной уже столько топает. А я даже не знаю, кто воспылал ко мне такой любовью. Обидно, знаешь ли.
Шутить тёмная не умела, да и не хотела собственно. Это было нервное. Обычно спокойная и собранная рыжая порядком нервничала. Смотря в зелёные всполохи нечистого создания. Её создания. Всё же добравшийся до создательницы скелет дёрнулся, резко замахнулся мощной костяной лапой в сторону Танатос, да так, что той пришлось резко присесть. Послышалось недовольное шипение. Мёртвое тело лишилось ещё одной кисти. «Это моё создание. Моё. И уничтожать их с особой жестокостью обязана именно я», - мрачно подумала девушка, на грани эльфийского слуха уловив тихий скрежет когтей о камень. Резкий поворот, отзывающийся острой вспышкой боли, и  мощный короткий замах косой. Мимо. Мрачная тень дёрнулась в сумрак коридора, по которому и шли ассасин с некромантом. Рыжая поставила обоим незачёт за невнимательность, больше виня себя и свою скупость. Вот что ей стоило выпить зелье раньше?
- Я не съедобная! Отравишься! – отчаянно пропыхтела девушка, отчаянно ударяя тварь древком косы не глядя. И снова гадёныш зашипел, утягивая с собой часть скелета. Кажется, мелкий поганец (или не мелкий?), собирает там своего собственного немёртвого. А это было прямым оскорблением профессиональных навыков Танатос. Что её чертовский бесило. Вообще, со всей этой кутерьмой, с самой Фози начал творится беспредел.  Постоянное нервное состояние, излишняя эмоциональность, срывы. Желание разорвать кому-нибудь горло голыми руками. Разрывать кожу тонкими пальцами. Фози сглотнула, впервые испугавшись вставших перед глазами кровавых образов.  Снова скрежет, снова тихое шипение. Но теперь некромант бьёт наверняка, немного пошатываясь и пытаясь сфокусировать взгляд на разрубленной пополам туши… трудно определяемого уже зверя.
- И что это? – с укором глянула некромант на скелета, пиная тушу и пачкая в крови сапоги. Ей даже стало немного стыдно за то, что она так переполошила ассасина. – Кажется, я всё-таки параноик.
Танатос ещё несколько раз пнула так взбесившего её зверя, пачка сапоги в чавкающей вязкой жиже, и, оставляя следы, направилась к вещам. Её хорошо шатало, тело горело, неприятно жгло рану.
- Здесь оставаться нельзя, - вяло прокомментировала девушка, вскрывая зелье здоровья и опустошая пузырёк. Помогло не сильно. Сняло боль и головокружение, но жар и кровоточащий бок никуда не делись. Танатос мысленно выругалась, собираясь взять вторую, застыв на месте. Как эта мелкая тварюга могла так её покоцать (она имела в виду бок), и при этом следить за некромантом так долго, не пытаясь напасть? Терпением зверюшка не отличалась, да и шумела при движении будь здоров. Но ведь это назойливое чувство, что кто-то следил было так похоже на то и…  никуда не делось. Фози обернулась, сжимая косу одной рукой, и была рада, что  не позволила Морти и  скелету отдалиться. Два пылающих в полумраке коридора огромных золотых глаза принадлежали явно не наглой тварюге. – Накаркала.
И разом забыло то, что где-то в тени сидит ассасин, а в руках  грозное оружие. Липкое неприятно чувство отозвалось холодом в груди и гулкими ударами сердца о рёбра. Танатос успела только сделать глубокий вдох, прежде чем мощный хвост снёс её к стене, выбивая из лёгких горло и ломая кости скелету, пытающемуся защитить хозяйку. Часть урона так же принял на себя пет. И видно ему это не понравилось. Из мрака раздалось гортанное рычание или клёкот. Фози не различала, поскольку в ушах ужасно зазвенело. Мысль, что житель лабиринта просто играл в первую встречу с незваным гостем, больно царапнула разум.  И пришлась жнецу душ совершенно не по вкусу. Утерев выступившую на губах слюну, рыжая ухватилась за косу. Помирать она здесь явно не собиралась.
- Ну, что же, иди ко мне, любитель проклятой плоти, - жуткая усмешка исказила лицо девушка, делая его ещё отвратительнее, чем обычно.

0

12

- Да-да, ты такая гадкая и эгоистичная, котенок, -с нескрываемым ехидством проворчал Алекс, отвечая на реплику девчонки, скрываясь в углу комнаты, что бы видеть ее лицо и быть за спиной монстра, посмевшего войти в этот маленький и уютный закуток.
Присев на одно колено, Кот выудил из инвентаря заветные баночки с ядами, подставляя лезвия кинжалов под зеленовато- фиолетовую жидкость, струящуюся из пузырьков. Один цветок от излишней шустрости монста, другой цветок от излишнего запаса жизни. Отравление и замедление- идеальное сочетание в условиях малого пространства и отсутствия мозгов у здешних обитателей.
Закончив свои дела, он вновь покосился на Фози. Ее вид и поведение не внушали ему доверия  и радости. На нее было больно смотреть. Ту старую Тан она напоминала лишь отдаленно, редкими всплесками присутствия здравого ума и ясности мыслей. Жаль, не частыми. Еще большее беспокойство вызывало то, как она себя поведет при встрече с тварью, чей приглушенный рык становился все ближе и ближе, эхом разносясь по узким коридорам храма. И скрежет, этот противный скрежет когтей по камню, визжащий, раздражающий, словно бы тварь уже примерялась на холодном камне как будет вонзать их в мягкую плоть живых.
Некромант, тем временем, тоже не стояла просто так. Идея призыва скелета, казалась, весьма оправданной. Лишнее пушечное мясо никогда лишним не было, особенно в свете последних полутора лет. Если раньше и игроки весьма неплохо справлялись с этой задачей, то теперь никто и не думал лезть на рожон в толпы врагов, зная о возможном финале битвы. А самонам то все равно- убьют их или нет. Покорные, безвольные слуги, идущие вперед, стоит лишь тыкнуть по соответствующей иконке на панели скиллов. В них не было ни страха, ни сожаления, ни боли. Идеальные убийцы. Прямо как те твари, с которыми игрокам приходилось сражаться все это время. Но в то же время они и пугали- а действительно ли они так покорны, как и раньше, когда все это было еще игрой? Хотелось верить, что да.
Но тут, кажется, началось. Расплывчатой тенью нечто непонятное проникло в комнату, лениво покачиваясь на месте, примеряясь к своей добыче. Первым пострадал труп скелета, которого было то и не жалко. Но даже после атаки тварь не показалась на виду, оставаясь под каким то эффектом миража. Это заставляло нервничать. Сложно сладить с тем, кого не видно.
Голос Тан отвлек его от недобрых раздумий, заставляя ассасина очнуться от своей мрачной полудремы осознания происходящего вокруг танца безумия, фарса и хаоса.
- Откуда мне знать.. -шепотом ответил он девушке, украдкой поглядывая мерцающую тушку твари в мороке,- я тут не частый гость.-
Ассасин пока не спешил показываться на свет божий, зная- эффект неожиданности, которым он обладает, дорогого стоит, особенно в условиях нового мира. И как бы больно не было смотреть ему на девушку, помогать ей пока что он не спешил.
Но этого и не понадобилось, ибо после очередного взмаха косой,  загадочная тварь рухнула на холодный каменный пол, окропляя его своей липкой и дурно пахнущей кровью. -И это все?-с усмешкой подумалось Алексу. Хотелось верить, что это так и было. Он даже немного расслабился, уже готовясь выйти из тени. Судя по выражению лица некроманта, девушке тоже полегчало на душе. Минутная опасность оказалась не такой уж и опасной, раз с ней смогла справиться в одиночку Тан. Но тут до ушей убийцы вновь донесся скрежет когтей.. тот же, что и тогда. Он окинув взглядом тушу поверженного монстра, - не та тварь?-
- Тан, тише... прислушайся, -обратился он к уже засуетившейся девушке, спешащей уже собирать свои пожитки. Долго взывать к вниманию некроманта не пришлось, ибо и сама тварь сумела эта сделать.
Мощный удар хвостом сбил некроманта с ног, отправляя ее в дальний угол ринга отдохнуть, а ее скелета и вовсе- в нокаут. На пороге показалась вначале чешуйчато- меховая морда твари, вытянутая, уродливо- кривая с острыми клыками, и глубоко посаженными глазами темно- золотого цвета. Еще шаг вперед, уверенно переставляя массивные лапы, показываясь в мрачном свете комнаты.
Спектральный гончий- жутковатые твари, напоминающие огромных волков, с вкраплением чешуи. Только больше и уродливее. Они- не редкие гости в подобных этому местах, где скапливались трупы.
Некромант медленно поднялась на ноги, перехватывая свою косу. Гончий сделал еще шаг ближе на встречу к своей сладкой добыче, шире разинув зубастую пасть, капая слюной на пол. Еще шаг вперед, уверенно переставляя лапы. Еще, еще..
Вспышка в полумраке комнаты, прочерченная яркой красной молнией на переливающемся блеске закаленной стали. Тварь дико взвыла в оглушающем реве боли и гнева, подскакивая на месте, вставая на задние лапы. Второй удар пришелся вскользь по ее брюху, оставляя яркую красную полоску раны, из которой тут же просочилась алая кровь. Демоническая тварь попятилась назад, раздраженно замотав головой с разинутой клыкастой пастью, продолжая рычать, не ожидая такого добродушного приема. Рык стал приглушенней, злее, в глазах полыхнула жажда крови. Довольный оскал твари говорил о том, что ужин из двух блюд даже лучше, чем из одной костлявой девчонки.
- И так, дорогая, у тебя есть в арсенале что-то из контролящих умений?-тихо обратился он к некроманту, вставая между ее тушкой и тушей твари, - нам бы выиграть время, пока мои умения в откате, я могу его оглушить всего на две секунды,-убийца удобнее перехватил свои клинки, делая шаг вперед, навстречу в твари, с досадой заключая, - а двух секунд явно не достаточно.-

+1

13

- Я бы могла удержать, если бы эта тварь была мёртвой. Всё, что я могу сделать, это обеспечить тебе его отвлечение, - тихо прошипел некромант, сжимая пальцами раненый бок. Рана болела, ныла.  Девушка хотелось выть, кусая пальцы до крови. Багряная жидкость окрасила ладонь в алый. Рыжая с какой-то тревогой посмотрела на застывшего противника. «Ты стала такой жалкой», - на губах едкая усмешка. Тварь умная. Не бросается без раздумий. Оценивает, ищет слабости. И чует запах крови. Эти  порождения воспалённого человеческого разума стали такими жуткими после слияния миров.  Тревога нарастала, царапая естество изнутри. Некромант судорожно вцепилась в косу, сдерживая отчаянный вопль. Потом, всё потом. Ни одной мысли в голове. «Подобраться бы поближе, к шее», - проскальзывает на грани сознания. Хороший вариант. Хороший. Но нужна помощь. Девушка как-то странно улыбается. Обречённо, стараясь не попадаться на глаза ассасину. Просто потому, что его мнение ей не нужно. Вот и всё. Вот и всё. Поэтому пусть как хочет, так и вертится.
Ламасу появляется мгновенно. Хруст костей звучит слаще речей любовника.  Защита. Опека. Танатос давно перестала заботиться о себе, всё реже используя защитных тварей. Это было даже как-то печально. Наверное. Для кого-то. Но не для давно потерявшей остатки здравого смысла девушки. В такие моменты Танатос смеялась. Хрипло, надрывно. Впрочем, засмеялась она и сейчас. Порождение Олма не мигая уставилось на трясущуюся от лихорадки и смеха нелепую фигурку некроманта. Это всё было так нелепо. Это геройство, которое она пыталась назвать эгоизмом. Лучше бы была эгоисткой. Не стремилась всё исправить. Пыталась бы спасти свою шкуру.  На изуродованном лице расплывается довольная улыбка.
- Не дай это твари шевелиться, - специально озвучивая для ассасина приказ, пробормотала рыжая, резко дёргая в сторону. Тварь пытается дёрнуться в сторону мрачного мудреца, но путь ей преграждает верное существо. Ламасу не может нанести существенного вреда такому противнику, но это и не есть его задача. Девушка уходит в сторону, опасаясь хвоста противника.  Надо было быть предельно осторожной, готовой к любому движению со стороны мешка с костями. Слишком напряжена. Слишком ко всему готова. – Ты можешь помочь мне приблизиться к ней? А, впрочем, отдыхай, ты, небось измотался.
И тут же пожурила себя за излишнюю болтливость. Удар хвоста, пусть и не такой мощный как первый, некромант принял на косу с трудом. Заскрипело железо. Яркие вспышки могли бы даже заворожить, если бы не общая напряжённость ситуации. Танатос вымоталась. Танатос едва стояла на ногах. Солёный пот жёг глаз, стягивал кожу. Дышать было сложно. Лёгкие опаляло огнём. Тихий свист срывался с пересохших губ. Рыжая облизнулась, как-то виновато опуская вниз длинные эльфийские уши. Почему-то стало как-то совестно. И снова удар хвоста. Некромант держалась на чистом упрямстве.  Раньше…. Раньше она бы с лёгкость справилась с противником такого рода, продумав возможные варианты нападения и защиты, искала бы наиболее простые, но беспроигрышные манёвры, использовала весь свой арсенал… а сейчас. А сейчас она была измотана. Не столько физически, сколько морально. Разум затянуло плотной дымкой, опутывающей каждый его закуток, точно спрут.  И это забирало силы. Держать себя хоть в каких-то рамках. В горле забулькало. Танатос сплюнула сгусток крови, прислушиваясь к собственным ощущениям. В районе груди не болело… а вот… точно. Неведома зверушка выбила ей зуб.
Ярость. Танатос устала от слишком частых и неестественных смен настроения. Её невыносимо трясло. Она боялась пропустить хоть удар. Жить хотелось невыносимо. Некромант зарычала. Гадина хоть и сосредоточилась на прекрасно держащемся питомце, которому помогал Морти, но хвостом умудрялась держать рыжую подальше от тела. Кажется, ему не нравится некромант. Девушка невесело улыбнулась. Именно улыбнулась, как-то забыв про мощный чешуйчатый хвост. Нет, не забыв. Даже больше, дожидалась удара.  И он не заставил себя долго ждать. Танатос резко замахнулась, используя наиболее мощное своё умение. Лезвие косы вспыхивает зелёным. Тварь отчаянно визжит. Танатос стирает с лица брызнувшую в разные стороны алую жидкость. Плюс умения был в том, что оно срезало больше половины хвоста. Отрубленный отросток ещё извивался, но девушка была довольна результатом. Несмотря на то, что удар пришлось принять.  Её не впечатало в стену, но сбило с ног и снесло в сторону. Что-то хрустнуло, но это была пара пальцев костяной кисти. Всё в порядке. Тварь заметалась. Взвыла. Скулила. Танатос мысленно злорадствовала, в реальности глотая ртом воздух и сжавшись в комочек. Коса упала совсем рядом. Впрочем, мрачный мудрец надеялась, что этого хватит, чтобы ассасин смог добить тварь. Рыжая сжалась, прокусила губу до крови, пыталась сосредоточиться на вое противника. Но ничего не помогало. Ей было просто чертовски плохо.

0

14

Закрыто в связи с уходом игрока

0


Вы здесь » FRPG «Illusions of Olm» » Archives » The hope.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC